logo-image
Representation institute in commercial litigation in Ukraine
Author: Roman Gerasymen, Dmytro Monastyrskyi
Source: Yurydychna Praktyka - №18-19, 12 May 2020
Download

С 2016 года институт представительства в хозяйственном процессе находится в процессе реформирования. Ожидалось, что в 2020 году этот процесс завершится окончательным запуском «адвокатской монополии». Но на практике в хозяйственный процессуальный кодекс продолжают вноситься изменения, меняющие правила представительства и порядок подтверждения полномочий. Более того, на завершение реформ в 2020 году надеяться уже не приходится, поскольку в парламенте запущен процесс отмены «монополии» вообще.

В результате принятия очередных изменений, с начала года представители государственных органов (и не только) в суде столкнулись с проблемой многочисленных возвратов процессуальных документов, а также недопуска в судебные заседания. Предлагаем по порядку разобрать основные проблемы, с которыми столкнулись процессуальные представители в ходе реформ, а также актуальные и интересные подходы судебной практики по данному вопросу.

Немного истории

До вступления в силу Закона Украины «О внесении изменений в Конституцию Украины (относительно правосудия)» представительство во всех судебных юрисдикциях, кроме уголовной, осуществляли как адвокаты, так и другие лица, полномочия которых, как правило, подтверждались доверенностью.

Но указанный закон фактически ввел «адвокатскую монополию», которая означает, что исключительно адвокат осуществляет представительство другого лица в суде, а также защиту от уголовного преследования.

Введение монополии в действие происходило постепенно: с 2017 года в Верховном Суде и судах кассационной инстанции; с 2018 года – в судах апелляционной инстанции; с 2019 года – в судах первой инстанции. Для органов государственной власти и местного самоуправления правило «адвокатской монополии» имплементировалось по-особому и должно было заработать с начала 2020 года сразу во всех инстанциях.

Но после парламентских выборов летом 2019 года взгляды на начатую судебную реформу изменились как в целом, так и, в части судебного представительства. Уже в августе в парламенте зарегистрировали проект закона № 1013 относительно отмены «адвокатской монополии», которым фактически предлагается вернуть правила представительства, действующие до начала реформ.

Верховная Рада Украины предварительно одобрила такие изменения 14 января 2020 года и в настоящее время проект ожидает рассмотрения. Закон будет принят, если за него проголосуют две трети (более 300) депутатов и в таком случае Конституция Украины будет предусматривать обязательное осуществление защиты лишь адвокатом другого лица от уголовного обвинения.

В то же время, назвать отмену «адвокатской монополии» в числе крайне необходимых и важных вопросов, который в кратчайшие сроки должен быть рассмотрен, на сегодняшний день нельзя.

Коронавирус, смена правительства, рынок земли – это не исчерпывающий перечень более важных вопросов на повестке дня и даже приблизительно предугадать судьбу законопроекта № 1013 сегодня не представляется возможным.

Представительство vs. Самопредставительство

Если Конституция Украины регулирует представительство другого лица в суде, то Хозяйственный процессуальный кодекс Украины предусматривает еще один способ участия юридических лиц в судебных процессах, а именно, путем самопредставительства.

Исторически так сложилось, что судебная практика соглашалась с таким разделением еще со времен принятия новых кодексов. К примеру, в постановлении от 13 марта 2018 года по делу № 910/23346/16 Большая Палата Верховного Суда признает, что положения закона предусматривают возможность участия через представителя (то есть по доверенности) либо в порядке самопредставительства. Несмотря на то, что в данном постановлении анализировалась редакция, действующая еще до вступления в силу действующих кодексов, этот подход был неоднократно взят за основу Верховным Судом и в дальнейшем.

До 29 декабря 2019 года самопредставительство означало возможность руководителя или члена исполнительного органа, уполномоченного на основании закона, устава или положения участвовать в судебном заседании от имени компании.

После вступления в силу Закона Украины № 390-IX Закон Украины «О внесении изменений в некоторые законодательные акты Украины относительно расширения возможностей самопредставительства в суде органов государственной власти, органов власти Автономной Республики Крым, органов местного самоуправления, других юридических лиц независимо от порядка их создания» перечень лиц, которые вправе действовать в порядке самопредставительства был расширен и на сегодняшний день кодекс позволяет в порядке самопредставительства действовать сотрудникам компании. А надлежащим подтверждением полномочий такого сотрудника является трудовой договор.

Такие изменения произошли за несколько дней до того, как адвокатская монополия должна была заработать для органов власти. Таким образом рассчитывали предоставить государственным органам возможность и в дальнейшем принимать участие в судебных делах через своих штатных работников, поскольку органы государственной власти и местного самоуправления не были готовы к исключительному представительства адвокатами с организационной и финансовой точки зрения. При этом, изменения распространяются также и на юридических лиц частного права.

Однако сразу возник ряд вопросов по применению новых правил самопредставительства и с начала 2020 года начались массовые недопуски сотрудников государственных органов в судебное заседание одновременно во всех судебных инстанциях.

В качестве оснований для недопуска судьи часто ссылались на то, что нормы Конституции Украины, регулирующие «адвокатскую монополию» – это нормы прямого действия. То есть, если лицо не является адвокатом, то не может представлять интересы компаний в судах вообще. Но подобный подход является неверным и был в результате пересмотрен судами, ведь, как указано выше, нормы Конституции Украины не регулируют институт самопредставительства вообще.

Также возник ряд противоречащих позиций судов относительно того, какие документы должны предоставлять лица, посредством которых юридическое лицо участвует в деле. Своеобразный ориентир в этом вопросе предоставила Большая Палата Верховного Суда, которая 21 января 2020 года начала допускать юристов Высшего совета правосудия (ВСП) к участию в делах на основании положения о Секретариате ВСП и соответствующем отделе ВСП, а также на основании предоставленных работниками ВСП должностных инструкций. Поэтому в условиях адвокатской монополии штатные юристы без статуса адвоката должны предоставлять в суд положение (устав, трудовой договор), должностную инструкцию, содержащую объем полномочий, и документ о назначении на должность.

Заметим, что лица, представляющие юридическое лицо по доверенности, выступают от имени этого лица как доверителя, а не в порядке самопредставительства (Постановление Верховного Суда в составе коллегии судей Кассационного хозяйственного суда от 9 апреля 2019 года по делу № 910/22971/17).

Среди актуальных нюансов, которые необходимо учитывать на данный момент, это требование, что документ подтверждающий полномочия лица действовать от имени компании в порядке самопредставительства в любом случае должен четко предусматривать соответствующие полномочия. Например, в определении Верховного Суда в составе коллегии судей Кассационного хозяйственного суда от 20 января 2020 года по делу № 910/3245/19 суд мотивировал возврат кассационной жалобы тем, что предоставленная копия трудового договора не содержит положений о полномочиях юрисконсульта представлять интересы ответчика в суде.

В ряде других дел (определение Верховного Суда в составе судьи Кассационного хозяйственного суда от 7 февраля 2020 года по делу № 17/495-08; определение Верховного Суда в составе коллегии судей Кассационного хозяйственного суда от 3 февраля 2020 года по делу № 916/1815/19) суды обращают внимание на то, что доверенность не является документом, подтверждающим полномочия должностного лица действовать в порядке самопредставительства. В таких случаях суды уточняют в Реестре адвокатов Украины, является ли подписант адвокатом. Если же в реестре информация об адвокате отсутствует и к жалобе не прилагаются документы, подтверждающие самопредставительство (устав, положение, трудовой договор), суды в большинстве случаев возвращают такие жалобы.

Время покажет

В заключение отметим, что причиной многочисленных недопусков к процессу и возвратов кассационных жалоб с начала 2020 года стали изменения в Хозяйственный процессуальный кодекс Украины. Как и с любыми другими изменениями, в данном случае требовалось время для наработки судебной практики, что в результате и имело место. Надеемся, что в дальнейшем суды продолжат допускать к участию лиц в порядке самопредставительства в случае, если полномочия такого лица подтверждаются соответствующим образом.

Что же касается дальнейшей судьбы института представительства в целом, многое зависит от принятия закона об отмене адвокатской монополии на конституционном уровне. И даже в случае внесения соответствующих изменений в Конституцию Украины, открытым остается вопрос, как будет урегулирован институт представительства в кодексах.

This site uses cookies to offer you better browsing experience.
READ MORE