logo-image
Prevention of abuse of procedural rights by litigants in Ukraine
Author: Oleg Lazovsky
Source: Yuridicheskaya Praktika, #43, 22 October 2019
Download

Суды должны обеспечивать баланс интересов сторон, их равенство и состязательность путем предотвращения злоупотреблений процессуальными правами отдельными участниками судебного процесса

 

В своей предыдущей статье «В целом шире», опубликованной в № 24 (1120) от 11 июня 2019 года «Юридической практики», я подробно остановился на теоретических аспектах процессуальных злоупотреблений и сложностях их идентификации на практике.

В данной статье предлагаю рассмотреть один из самых распространенных видов злоупотребления процессуальными правами — подачу заведомо безосновательного иска в споре, имеющем очевидно искусственный характер.

 

Право на обращение в суд

Согласно статье 4 Гражданского процессуального кодекса (ГПК) Украины и Хозяйственного процессуального кодекса (ХПК) Украины право на обращение в суд гарантируется. Каждое лицо имеет право обратиться в суд за защитой своих нарушенных, непризнанных или оспариваемых прав, свобод либо законных интересов в порядке, установленном процессуальным законом. Никто не может быть лишен права на рассмотрение его дела в суде, к юрисдикции которого оно отнесено законом.

Из вышеуказанного следует, что основанием для обращения с иском в суд является нарушение прав или охраняемых законом интересов лица, обратившегося с таким иском. При этом, реализуя свое право на судебную защиту, истец определяет содержание своего нарушенного права или охраняемого законом интереса и обосновывает основания иска, исходя из собственного субъективного представления о нарушении, непризнании или оспаривании своих прав или охраняемых законом интересов, а также определяет способ защиты такого права.

В то же время, суд проверяет доводы истца и, в зависимости от установленного, решает вопрос о наличии или отсутствии оснований для правовой защиты. Разрешая спор, суд дает объективную оценку наличию нарушенного права или интереса, а также определяет, отвечает ли избранный истцом способ защиты нарушенного права, предусмотренным законодательством способам, а также обеспечивает ли способ защиты восстановление нарушенного права истца.

Соответствующая правовая позиция изложена в постановлениях Верховного Суда от 12 июля 2019 года по делу № 910/16436/18  и от 22 июля 2019 года по делу № 910/16407/18.

 

Безосновательный иски

Однако, подача заведомо безосновательного иска при отсутствии предмета спора или в споре, имеющем очевидно искусственный характер (пункт 3 части второй статьи 44 ГПК Украины, пункт 3 части второй статьи 43 ХПК Украины), не направлена на реальную защиту прав, так как лицо злоупотребляет своим правом на судебную защиту, не имея целью защиту какого-либо охраняемого законом интереса.

В свою очередь, процессуальные кодексы не содержат критериев определения безосновательного или искусственного иска, поэтому однозначно установить, что иск является таковым, без исследования всех обстоятельств дела в их совокупности, не представляется возможным.

Хотя стоит заметить, что возможным критерием заведомо безосновательного иска является его очевидная неправомерность, о чем может свидетельствовать подача иска вопреки существующим правовым выводам в спорных правоотношениях, установленных в общественных и судебных взглядах на них.

Искусственный означает похожий на настоящий. Следовательно, несмотря на наличие формальных характеристик и соблюдение обязательных требований, являющихся внешними критериями легитимности иска в процессуальном смысле как обращенного к суду требования, именно цель, как составляющая материального смысла иска, будет критерием, разграничивающим его действительный характер от искусственного.

Очевидно, что искусственный характер иска неразрывно связан с его заведомо безосновательностью, что является необходимым для применения пункта 3 части второй статьи 44 ГПК Украины и пункта третьего части второй статьи 43 ХПК Украины.

Такое положение закона свидетельствует об умышленном (целенаправленном) характере действий истца и предоставляет возможность отличить злоупотребление процессуальными правами от реализации права лица на обращение в суд за судебной защитой.

Подача заведомо безосновательного иска означает, что истец заблаговременно (заранее) осознавал безосновательность своего иска и вопреки интересам правосудия, а также задачам судопроизводства, обратился с таким иском. Об этом могут свидетельствовать действия истца, которые по своей сути и последствиям противоречат друг другу.

Искусственность иска, среди прочего может иметь место в случае подачи иска с целью препятствования иному производству в другом деле, однако такой вывод не должен основываться лишь на предположениях. В противном случае вывод о том, что подача такого иска является злоупотреблением процессуальными правами не будет убедительным и, соответственно, оставление искового заявления без рассмотрения может быть расценено как нарушение права истца на судебную защиту. Кроме того, вопрос искусственности иска не может разрешаться на стадии подачи иска без выяснения обстоятельств дела.

 

Судебная практика

При этом, также стоит учитывать практику Европейского суда по правам человека, в частности решения до делам «Сафьянникова против Украины» (26 июля 2007 года), «Силин против Украины» (13 октября 2006 года), в которых суд подчеркивает, что заявителей нельзя обвинять за то, что они используют способы, предоставленные им национальным законодательством для защиты своих интересов.

Аналогичную правовую позицию высказал и Верховный Суд в своих постановлениях от 23 августа 2019 года по делу № 910/16426/18 и от 5 сентября 2019 года по делу № 910/16404/18.

Одним из самых интересных примеров правоприменения положений процессуального законодательства о злоупотреблении процессуальными правами путем подачи безосновательных исков является дело № 910/1027/19.

Так, судами первой и апелляционной инстанций, на мой взгляд, был сделан аргументированный вывод о злоупотреблении истцом своими процессуальными правами путем подачи безосновательного иска в споре, имеющем очевидно искусственный характер (определение Хозяйственного суда г. Киева от 27 марта 2019 года). В частности, определением суда об оставлении иска без рассмотрения была пресечена довольно распространенная среди недобросовестных должников практика по блокированию судебных процессов о взыскании задолженности путем подачи надуманных исков о недействительности и/или расторжении договоров. Единственной реальной целью подобных исков является затягивание должниками судебных процессов по искам кредиторов.

Обосновывая отсутствие нарушения прав истца путем ограничения доступа к правосудию, суды указали установление веских признаков безосновательности иска, которые истец осознавал при его подаче, и очевидный искусственный характер указанного спора. Кроме того, суды приняли во внимание возможность реализации истцом своего права на судебную защиту путем доказывания правовой позиции в иных делах.

По моему мнению, даже несмотря на то, что Верховный Суд признал выводы судов первой и апелляционной инстанций в данном деле ошибочными и отменил соответствующие судебные решения (постановление Верховного Суда в составе коллегии судей Кассационного хозяйственного суда от 23 августа 2019 года), фактически позволив недобросовестным должникам и дальше аналогичными способами злоупотреблять своими процессуальными правами в ущерб интересам кредиторов, суды первой и апелляционной инстанций обеспечили баланс интересов сторон, их равенства и состязательности, путем предотвращения злоупотреблениям процессуальными правами отдельными участниками судебного процесса.

This site uses cookies to offer you better browsing experience.
READ MORE