logo-image
Issues of employees' responsibility for the damage caused to employer
Author: Inesa Letych
Source: Yuridicheskaya Praktika, #47, 20 November 2018
Download

Вопрос ответственности за вред, причиненный работодателю, демонстрирует, что грань между сферами применения трудового и гражданского законодательства может быть весьма тонкой.

  

Вопрос двойного регулирования отношений стоп-менеджерами, работающими по трудовым договорам, совокупно нормами гражданского и трудового законодательстваотнюдь не новый. Особый статус одновременно наемного работника и корпоративного должностного лицадобавляет как гибкости в оформленииотношений, так и проблем, связанных с соперничеством норм двух отраслей. Отдельным громадным пластом дискуссионных вопросов является сфера ответственности директоров перед компанией-работодателем.

Собственники или акционеры, доверяя свой бизнес наемному менеджеру, вполне обоснованно рассчитывают на возможность привлечения такого менеджера к ответственности в случае недобросовестных действий последнего. Так ли просто это сделать и какое законодательство нужно применить?

 

Немного истории

Так как операционные руководители компании в силу законодательства являются наемными сотрудниками, в регулировании отношений между ними и компанией на доминирующую роль всегда претендовало именно трудовое законодательство. В отношениях с наемными топ-менеджерами его защитные механизмы порой играли сильно не в пользу бизнеса.

Какое-то время назад трудовое законодательство довольно жестко подходило к вопросу материальной ответственности: все наемные работники (не исключая руководителей) за причиненный работодателю вред несли материальную ответственность в размере прямого ущерба, причем, как правило, в размере не более среднемесячной заработной платы. Со временем законодатель начал понемногу либерализировать регулирование в отношении менеджмента. В 2014 году был принят Закон Украины № 1255-VII «О внесении изменений в некоторые законодательные акты Украины относительно защиты прав инвесторов», который довольно абстрактно предусмотрел возможность привлекать должностных лиц к полной материальной ответственности, в том числе,за неполученную прибыль.Однако так как такие споры являлись трудовыми, обратиться с иском к провинившемуся топ-менеджеру можно было только в суд общей юрисдикции.

Следующий важный закон о защите инвесторов – Закон Украины от 7 апреля 2015 года № 289-VIII «О внесении изменений в некоторые законодательные акты Украины относительно защиты прав инвесторов» – затронул уже гражданскую и хозяйственную сферу регулирования, в частности, статью 89 Хозяйственного кодекса (ХК) Украины. Закон детализировал нормы о возмещении убытков должностными лицами хозяйственных обществ (вне зависимости от того, являются ли они наемными работниками), а также передал подобные споры в отношении хозяйственных обществ в юрисдикцию хозяйственных судов. Как следствие, у собственников появилась реальная альтернатива в виде возможности подачи исков о взыскании убытков в хозяйственный суд.

Новые процессуальные кодексы, вступившие в силу 15 декабря 2017 года, опять перекроили систему рассмотрения подобных споров. Теперь в хозяйственный суд с иском о взыскании убытков с должностного лица могут обращаться только собственники (акционеры) юридического лица, но не само юридическое лицо. Однако такие иски могут относиться к любым видам юридических лиц, а не только к хозяйственным обществам. Трудовые споры о материальной ответственности по-прежнему остаются в юрисдикции общих судов.

 

Убытки или матответственность?

Подобные изменения однозначно пошли на пользу украинскому бизнес-климату. Проблема, однако, заключается в том, что процессы изменения трудового и гражданского/ хозяйственного законодательства осуществлялись параллельно и практически независимо друг от друга, а каких-либо механизмов соотнесения норм данных отраслей касательно ответственности топ-менеджеров просто не существует.

Что же получается в итоге? Кодекс законов о труде КЗоТ Украины в главе IX предусматривает за любой вред, причиненный работодателю при выполнении трудовых обязанностей, применение к работнику именно материальной ответственности в порядке, предусмотренном КЗоТ Украины. Спор о такой ответственности является трудовым и подлежит рассмотрению в суде общей юрисдикции.

Более того, хитрая конструкция пункта 7) статьи 134 КЗоТ Украины предусматривает именно материальную ответственность работника за вред, причиненный работодателю также и не при выполнении трудовых обязанностей. А это означает применение КЗоТ Украины  практически ко всем случаям причинения вреда компании лицом, с которым у нее существуют трудовые отношения. Иными словами, по логике КЗоТ Украины существование трудовых отношений влечет применение КЗоТ Украины ко всем аспектам вопроса имущественной ответственности перед работодателем, даже если вред не связан ни с работой, ни с выполнением трудовой функции. Исключений, например, для директоров, руководство компанией для которых и является такой трудовой функцией, КЗоТ Украины не предусматривает.

В свою очередь, в отношении хозяйственных обществ согласно статье 89 ХК Украины в ряде прямо предусмотренных такой статей случаев, а также при любых иных виновных действиях должностного лица, последнее должно возмещать убытки (в порядке, предусмотренном хозяйственным и гражданским законодательством). Аналогично, исключений для менеджеров, являющегося наемными работниками, ХК Украины не предусмотрено.

К счастью, суды разумно толкуют такую неопределенно-всеобъемлющую сферу влияния трудового законодательства, и споры о причинении вреда директорами рассматриваются с применением норм гражданского законодательства о взыскании убытков.

Но хотя перечень случаев причинения убытков должностным лицом согласно ХК Украины является открытым, суди однакостараются связать нарушение с одним из пунктов ХК Украины (например, превышение директором уставных ограничений). То есть, случаи «иных виновных действий» должностного лица хозяйственного общества все же скорее остаютсяterraincognita.

 

Случаи ответственности

Тем не менее, вывод о том, что топ-менеджеры хозяйственных обществ не могут нести материальную ответственность по правилам КЗоТ Украины, будет довольно поспешным. В частности, в КЗоТ Украины предусмотрен перечень случаев со специальными правилами о материальной ответственности, некоторые из которых касаются именно руководителей. Среди них – статья 133 КЗоТ Украины, предусматривающая ответственность руководителей компанийза лишние денежные выплаты работникам и за неправильную постановку учета и хранения материальных ценностей в размере не выше среднемесячного заработка. Также, как проистекает из статьи 134 КЗоТ Украины, полная материальная ответственность по правилам КЗоТ Украины наступает в случае незаконного увольнения руководителем сотрудника компании или в некоторых случаях несвоевременной выплаты заработной платы.

Следственно, в данных случаях будет целесообразно ссылаться именно на нормы КЗоТ Украины, но не на гражданское законодательство о возмещении убытков.

Логика «трудовых исключений» периодическиподтверждается также практикой судов. Например, в одном из нашумевших дел о взыскании убытков с генерального директора (постановление Верховного Суда от 20 июня 2018 года в деле № 922/2187/16) одной из причин возврата делав суд апелляционной инстанции стало отсутствие исследования последнимвопроса соотношения возмещения вреда, причиненного должностным лицом, и материального вреда, взыскиваемого сработника по нормам КЗоТ Украины.

 

Основные отличия

Помимо применения разных нормативных актов, материальная ответственность по трудовому законодательству и порядок взыскания убытков имеют ряд существенных отличий. В качестве иллюстрации хотелось бы обратить внимание на некоторые из них.

Так, только в порядке КЗоТ Украины возмещение можно получить без обращения в суд, но только в случае, если возмещаемый вред не превышает среднемесячную заработную плату. На этом, однако, преимущества «трудового» механизма заканчиваются.

Следующее важное отличие – применимые сроки исковой давности. Если к искам о взыскания убытков применяется общий трехлетний срок, то срок для подачи исков о привлечении к материальной ответственности составляет всего один год.

Кроме этого, существенным отличительным нюансом является распределение бремени доказывания между сторонами. Согласно КЗоТ Украины именно работодатель обязан доводить наличие всех условий привлечения к материальной ответственности, в том числе, факт виновных действий работника. В свою очередь, как проистекает из статьи 1166 Гражданского кодекса Украины, наличие вины лица, причинившего вред, презюмируется, и последнее может доказывать отсутствие такой своей вины.

Вопрос ответственности за вред, причиненный работодателю, еще раз демонстрирует, что грань между сферами применения трудового и гражданского законодательства может быть весьма тонкой. Следственно, ввиду ряда отличий в регулировании,вопрос того, трудовому или гражданскому праву отдать предпочтение в споре с топ-менеджером, является ключевой задачей при построении плана защиты компании.

This site uses cookies to offer you better browsing experience.
READ MORE