logo-image
Бити онлайн
Автор: Татьяна Вовк
Джерело: Юридична практика. – №15, – 11 квітня 2017 р. – с. 1
Завантажити

Статтю можна прочитати нижче мовою оригіналу.

Бить онлайн

Использование ограничений в онлайн-торговле может оказаться нарушением конкурентного законодательства

Развитие электронной коммерции предоставило потребителям более широкие возможности и послужило сильным толчком к более жесткой и динамичной конкуренции. В свою очередь это заставило производителей и поставщиков реагировать на усилившееся конкурентное давление и активнее заниматься продвижением своих товаров, обеспечивать баланс интересов, в том числе путем использования разных условий и требований к онлайн- и офлайн-продавцам, а также введения требований или ограничений, прямо или косвенно влияющих на условия перепродажи товаров.

Вместе с тем многие такие условия и требования могут искажать или ограничивать конкуренцию на рынке, представляя собой серьезное нарушение законодательства. Возрастающее значение онлайн-торговли для потребителей вывело в приоритет вопросы возможных ограничений конкуренции в данной сфере, и условия работы этого рынка стали все больше привлекать внимание конкурентных ведомств.

Спектр интересов

Спектр интересов конкурентных ведомств довольно широк. Почти два года назад Еврокомиссия начала комплексное исследование существующих проблем в электронной коммерции. И уже в начале февраля 2017 года инициировала сразу несколько расследований, подозревая антиконкурентные нарушения в действиях ряда производителей при перепродаже товаров и услуг онлайн: 1) в сфере бытовой электроники относительно ограничения компаниями Asus, Denon & Marantz, Philips и Pioneer свободы онлайн ритейлеров в установлении розничных цен; 2) в сфере видеоигр относительно возможного раздела рынка посредством использования инструментов геоблокировки, предусмотренных двусторонними соглашениями между Valve Corporation, собственником платформы Steam для продажи игр, и несколькими издателями видеоигр; 3) в сфере гостиничных услуг относительно возможного раздела рынка и ценовой дискриминации постояльцев, резервирующих номер в гостинице, по их гражданству или стране проживания.

В практике антимонопольных органов государств — членов ЕС эти вопросы давно находятся в списке приоритетов и покрывают различные рынки и типы ограничений. Причем, судя по всему, национальные ведомства еще более строги к потенциальным нарушениям в этой сфере, нежели Еврокомиссия.

Основные нарушения

Наиболее часто встречающиеся нарушения связаны с полным или частичным ограничением онлайн-продаж. Последний актуальный пример — недавно австрийское конкурентное ведомство (BWB) оштрафовало De’Longhi-Kenwood на 650 тыс. евро за ограничение онлайн-продаж и установление минимальных цен перепродажи. Немецкий Bundeskartellamt в январе 2016 года признал неправомерными ограничение со стороны ASICS продаж ее товаров дистрибьюторами через торговые платформы (такие как Amazon и eBay), запрет на сотрудничество с сервисами сравнения цен, а также ограничение на использование дистрибьюторами наименования бренда в целях онлайн-рекламы. Ранее, в 2014 году, ведомство проводило расследование, касающееся подобных ограничений со стороны Adidas. В 2014 году польское конкурентное ведомство (UOKiK) оштрафовало Royal Canin Polska и пять дистрибьюторов на общую сумму свыше 750 тыс. евро за поддержание договоренностей, направленных на фактический запрет онлайн-продажи кормов для животных. Причем ведомство не оправдало ни полный запрет продаж в ветеринарные клиники, которые в дальнейшем могли перепродавать продукцию онлайн, ни частичное ограничение таких продаж посредством введения условия контроля ветеринарного врача за питанием животного как предпосылки для допустимости онлайн-продаж.

Также часто расследуется вопрос фиксирования цен, в том числе на онлайн-каналах. Так, в 2012 году литовский совет по вопросам конкуренции (KT) оштрафовал ряд туроператоров и турагентств, осуществлявших реализацию пакетных туристических туров онлайн, на общую сумму свыше 1,5 млн евро за антиконкурентные согласованные действия по установлению максимального размера скидок на туры посредством использования единой онлайн-платформы поиска и бронирования туров. При этом само по себе использование алгоритмов автоматической обработки информации (в том числе для сравнения цен) не должно вызывать вопросов, если только не направлено на установление сговора либо не способствует ему. Например, в 2016 году ведомство по вопросам конкуренции и рынков Великобритании (CMA) оштрафовало одного из онлайн-торговцев постерами популярных Justin Bieber и One Direction на сумму более 160 тыс. фунтов стерлингов за антиконкурентные согласованные действия с участием другого онлайн-продавца таких же постеров (который получил иммунитет от штрафа, поскольку уведомил CMA о сговоре). Эти лица договорились не сбивать поставленные ими цены и не снижать их, за исключением случаев реагирования на ситуацию, когда цену снижает третье лицо — конкурент. Для отслеживания и корректировки цен они использовали специальное программное обеспечение.

Вызывают обеспокоенность и договорные положения, направленные на обеспечение паритета цен или условий наибольшего благоприятствования. В 2016 году бельгийское конкурентное ведомство (Autorit belge de la Concurrence) обязало компанию Immoweb, владеющую веб-сайтом — лидером по продаже недвижимости, отменить положения о паритете цен в договорах с разработчиками программного обеспечения, используемого как компанией, так и ее конкурентами и предусматривающего автоматическое применение к Immoweb более выгодных условий по сравнению с изначально предусмотренными договором, если такие условия были предложены конкурентам. В расследованиях французского совета по вопросам конкуренции (Autorit de la Concurrence), шведского конкурентного ведомства (Konkurrensverket) и итальянского конкурентного ведомства (AGCM), касающихся практик компании Booking.com, предоставляющей услуги по бронированию номеров в отелях через онлайн-платформу, также рассматривались вопросы допустимости положений о паритете цен в договорах с отелями, согласно которым отели были обязаны гарантировать платформе цены не выше предлагаемых отелями другим платформам либо указанных на собственных веб-сайтах; кроме того, положения относительно гарантирования наилучших условий должны были применяться и в отношении количества и типов доступных для бронирования комнат в отелях. Подобное расследование проводилось и немецким Bundeskartellamt, подходы которого свидетельствуют о более строгом отношении к положениям о наибольшем благоприятствовании и полному их запрету. По этому же пути развивается и практика австрийского BWB. В целом на данном этапе, очевидно, отсутствует единая позиция конкурентных ведомств государств — членов ЕС по этому вопросу.

Почему это важно?

В нашей стране онлайн-торговля стремительно набирает обороты. По оценкам аналитических исследований товарооборот на рынке в 2016 году составил около 1,5 млрд евро, а количество интернет-пользователей, совершающих покупки онлайн, превысило 3,5 млн.

Вопросам вертикальных ограничений, в том числе и в онлайн-торговле, АМКУ пока не уделял особого внимания, хотя им посвящена специальная статья в Законе о защите экономической конкуренции. Однако на 2017 год украинское конкурентное ведомство запланировало изучить вопрос, связанный с правилами вертикальных ограничений, следовательно, и вопрос применения в онлайн-торговле вертикальных ограничений и их соответствия принципам здоровой конкуренции с большой долей вероятности окажется в поле зрения АМКУ.

В то же время разумно предположить, что украинское ведомство, скорее всего, возьмет на вооружение уже отработанные в практике Комиссии ЕС подходы и критерии оценки спорных с точки зрения конкурентного права вертикальных ограничений в онлайн-торговле. Таким образом, с целью минимизации рисков возможных будущих претензий и серьезных санкций компаниям, использующим в своей хозяйственной деятельности инструменты онлайн-торговли, целесообразно уже сейчас проверить и при необходимости привести в порядок взаимоотношения с контрагентами.

На что обращать внимание?

Наиболее чувствительными в этом контексте выглядят условия, прямо или косвенно касающиеся ценовой политики в отношении онлайн-продаж. В частности, это условия формирования/установления цен перепродажи (resale price maintenance), установления разных цен продажи (dual pricing) для офлайн- и онлайн-продавцов, в том числе путем применения разных систем скидок, обеспечения условий наибольшего благоприятствования (предоставление наилучших или как минимум не худших условий продажи по сравнению с условиями, предоставляемыми другим покупателям (most favored nation (customer) clause).

В качестве негативных для конкуренции могут также рассматриваться и условия неценового характера, такие как ограничение или квотирование объема онлайн-продаж, регулирование ассортимента, представленного на онлайн-площадках, территориальные ограничения онлайн-продаж, ограничение продажи товаров конкурентов, ограничение использования данных о ценах в прайс-агрегаторах, необоснованные качественные или количественные требования к онлайн-площадкам и т.п.

В завершение следует отметить, что далеко не все используемые на практике ограничения свободы предпринимательской деятельности автоматически являются антиконкурентными, хотя, к примеру, данные прайс-агрегаторов часто говорят о реальных рисках. Некоторые из применяемых условий продажи либо перепродажи, системы скидок и бонусов, а также различные другие методы продвижения товаров и стимулирования продаж могут быть вполне допустимыми, исходя из преследуемых правомерных целей, благодаря правильно построенным механизмам их реализации, учитывающим фактическую ситуацию на рынке. Однако безопасное использование ограничений и оценка их влияния на условия перепродажи в любом случае предполагают необходимость их анализа в контексте фактических обстоятельств каждой конкретной ситуации.