logo-image
Воєнторг
Автор: Дмитро Відсота, Надія Дмитренко
Джерело: Юридична Практика, №42, 16 жовтня 2018 р.
Завантажити

В условиях «торговых войн» компаниям необходимо комплексно подходить к оценке рисков и использовать весь арсенал для грамотного структурирования торговых операций и их защиты

Интенсификация торговых войн и продолжающееся движение Украины в сторону запада с одновременным изменением торговых связей с бывшими союзными республиками дарят возможности украинским компаниям и в то же время порождают вызовы для иностранных. Пока большее внимание медиа приковано к действиям США и более глобальным вопросам, в части торговых войн Украина нисколько не уступает, а в чем-то даже обгоняет развитые страны. Причем механизмы ВТО в количественном выражении отступают на второй план, а наиболее действенными и быстрыми оказываются санкции.

В сегодняшних реалиях, без преуменьшения, санкции стали гибридным оружием – торгово-экономические и финансово-инвестиционные ограничения, которые изначально были механизмами для достижения политического результата, все чаще используются против экономически «невыгодных» стран и компаний, и иногда способны достичь большего эффекта, чем традиционные меры торговой защиты – квоты и пошлины.

Лидерами на «санкционном» фронте, безусловно, являются США, Китай и ЕС, но и Украина не стоит в стороне от глобальных тенденций. В нашей стране специальные санкции регулярно вводили еще с 90-х годов, но они были не многочисленны, а сам процесс проходил незаметно для широкой общественности. Ситуация изменилась после агрессии РФ, которая послужила мощным толчком к пересмотру торговых отношений. Изначально целью ограничений выступал «опасный» российский импорт, однако реальный охват новой волны санкций получился значительно шире.

 

Что же такое санкции?

Санкции – это ограничительные меры, которые включают в себя довольно много элементов, от блокирования активов и ограничения торговых операций до запрета на вывод капиталов и прекращения выдачи разрешений и лицензий. Их целями выступают защита национальной безопасности или же наказание за нарушение правил внешнеэкономической деятельности.

С защитой национальной безопасности все более или менее понятно – санкции принимаются Советом национальной безопасности и обороны Украины (СНБОУ) и вводятся в действие Указом Президента против компаний и/или лиц в ответ на создание реальных или потенциальных угроз национальной безопасности Украины. Например, в наказание за поставки товара на временно неподконтрольные Украине территории Донецкой и Луганской областей или Крым) блокируются активы и замораживаются торговые операции компаний.

Хотя основной мишенью СНБОУ являются российские компании, угрожающие национальной безопасности, на практике санкции не ограничиваются РФ и могут коснуться компании из любой страны. Санкционные списки регулярно пересматриваются и становятся все длиннее – сейчас в них фигурирует более 750 компаний, среди которых есть резиденты Украины и стран ЕС (Великобритании, Венгрии, Кипра, Литвы), и которые далеко не всегда аффилированны с РФ либо же выступают ширмой для ее компаний.

Кроме персональных санкций СНБОУ за угрозу национальной безопасности, в последнее время не менее часто применяются специальные санкции за нарушение правил внешнеэкономической деятельности. Здесь в роли арбитра выступает Министерство экономического развития и торговли Украины (МЭРТ), которое своими решениями регулярно вводит санкции против украинских и иностранных компаний. Даже беглого взгляда на статистику работы МЭРТ достаточно, чтобы понять, что нарушителей немало –  за 2017 год санкции введены против более чем 1 600 компаний. География тоже постоянно расширяется и включает около 70 стран – от ближайших соседей (Беларусь, Польша, Молдова) до стратегических торговых партеров (США, Канада и страны ЕС) и далеких Таиланда и Вьетнама.

 

В чем же проблема?

Первая сложность заключается в том, чтобы ответить на вопрос, на каких основаниях и за что можно попасть в санкционный список МЭРТ. В Законе Украины «О внешнеэкономической деятельности» (Закон о ВЭД) этому вопросу посвящена статья 37, которая звучит так: «… в случае нарушения этого закона или связанных с ним законов Украины к субъектам внешнеэкономической деятельности или иностранным хозяйственным субъектам могут быть применены специальные санкции…». К сожалению, каких-либо дальнейших разъяснений по этому поводу в тексте закона нет, МЭРТ в своих решениях тоже не вносит ясность, часто ограничиваясь отсылкой на ту же статью 37 Закона о ВЭД. Поэтому на практике применение специальных санкций часто напоминает охоту на ведьм – санкционному бизнесу очень сложно (а иногда попросту невозможно) понять, в чем именно его обвинили. Еще больше сложностей возникает с прогнозированием санкций, бизнесу невозможно предугадать, могут ли в принципе их незапрещенные операции на практике повлечь индивидуальные санкции.

Вторая сложность заключается в множественности инструментария торговых войн и отсутствии их единой координации. Применение специальных санкций, например, не исключает возможности введения других ограничительных мер (пошлин и квот). К примеру, не так давно Украина инициировала антидемпинговое расследование касательно импорта цемента из России, Беларуси и Молдовы. Немного позже Кабинет министров Украины отдельно внес цементный клинкер (является полуфабрикатом и основным компонентом для производства цемента) в список товаров, запрещенных к ввозу на территорию Украины из России.

Наконец, сроки. Один из видов специальных санкций – индивидуальный режим лицензирования – может применяться бессрочно. Обжалование и снятие санкций – процесс довольно долгий, поэтому иногда компаниям приходится учиться выживать в таких условиях годами (есть примеры санкций, которые были введены еще в 2000-х годах и до сих пор действуют). Еще одна «популярная» спецсанкция – временная остановка внешнеэкономической деятельности – действует только три месяца, но может быть либо продлена по решению суда, либо трансформирована в индивидуальный режим лицензирования. Любое из этих ограничений, независимо от длительности, всегда является шоком для бизнеса и вынуждает его искать способы адаптации к ситуации или же заканчивается потерей рынка.

С 7 февраля 2019 года МЭРТ не сможет применять спецсанкции в связи с отменой статьи 37 закона «О внешнеэкономической деятельности», что должно немного разрешить сложившуюся ситуацию, но действующие спецсанкции МЭРТ автоматически не прекращают свое действие. Кроме того, до вступления изменений в силу еще остается примерно четыре месяца, так что возможностей для новых санкций остается достаточно.

Отдельно заслуживает внимания вопрос эффекта от санкций. Любая рыночная экономика, прежде всего, основывается на балансе спроса и предложения. В отличие от торговых расследований, лица, интересы которых затрагиваются санкциями, будь то потребители или отдельные звенья цикла производства/реализации, не имеют возможности донести свою позицию, в то время как принимающие решения органы могут не иметь полной картины эффекта своих решений. Как следствие, административное решение искривляет сложившийся на рынке баланс, и, помимо противодействия стране-агрессору, рынок в отдельных случаях получает дефицит, монополизацию или неконкурентное перераспределение, что практически без исключений сопряжено с отрицательными последствиями.

 

Поиск компромисса

Санкции, безусловно, были и остаются мощным инструментом экономического влияния. Вопрос их эффективности и оправданности (особенно в связке с квотами и/или пошлинами) довольно дискуссионный. С одной стороны, можно рассматривать их как вмешательство государства в работу свободного рынка. С другой стороны, эти средства оправданы, если дают желаемый результат – например, помогают обеспечить снижение объема «вредного» импорта и рост использования отечественных товаров.

Ясно одно – в условиях нестабильной экономической ситуации любые торговые ограничения выливаются в поиск бизнесом новых путей выживания и взаимодействия. Чтобы санкции и торговые меры не стали критической угрозой, компаниям необходимо комплексно подходить к оценке своих рисков, налаживать внутренние связи и использовать весь арсенал для грамотного структурирования своих торговых операций и их защиты.