logo-image
Показовий вступ
Автор: Ірина Гордіюк
Джерело: Юридична практика. – №15. – 9 квітня 2019 р.
Завантажити

Вступление в силу MLI на территории Украины является важным шагом на пути к приведению ее налоговых правил в соответствие с международными практиками развитых стран

2 апреля 2019 года для Украины вступила в силу Многосторонняя конвенция по имплементации связанных с налоговыми соглашениями мер для предотвращения размывания налоговой базы и выведения прибыли из-под налогообложения (MLI).

MLI была разработана ОЭСР (Организацией экономического сотрудничества и развития) в рамках плана действий по предотвращению BEPS (Base Erosion and Profit Shifting), известного как план BEPS, и предполагает внесение изменений в существующие двусторонние конвенции об избежании двойного налогообложения, подписанные Украиной со странами ОЭСР.

Не допустить двойного

Большинство двусторонних конвенций об избежании двойного налогообложения, участницей которых является наша страна, были приняты еще в 1990-х — начале 2000-х, когда интеграция экономических систем разных государств, связанная с активным движением капиталов и прочих ресурсов через государственные границы, не была настолько развита, а финансовая информация физических лиц и компаний надежно защищалась банковской тайной. Цель разработки и заключения двусторонних конвенций в период начала процессов глобализации — не допустить дискриминационного двойного налогообложения доходов.

Однако экономические взаимоотношения между субъектами хозяйствования разных стран, которые двусторонние конвенции были призваны урегулировать десятки лет назад, изменились. В условиях современной действительности двусторонние конвенции без особых трудностей используются налогоплательщиками в практике агрессивного налогового планирования. Поэтому теперь мировое сообщество меняет вектор развития мировой налоговой политики. Ее приоритетом уже является не избежание двойного налогообложения, а предотвращение уклонения от налогообложения с помощью в том числе и двусторонних конвенций.

MLI представляет собой универсальное многостороннее соглашение между государствами, направленное на изменение и унификацию множества действующих устаревших двусторонних конвенций без необходимости отдельного пересмотра каждой из них в двустороннем порядке.

В ответ на запрос цивилизованного мира и наша страна задекларировала обязательства реализовать план BEPS и имплементировать MLI в Украине.

Со стороны Украины действие MLI распространяется на двусторонние соглашения с 76 государствами, в числе которых Кипр, Мальта, Люксембург, Ирландия, Объединенные Арабские Эмираты, Сингапур, страны Прибалтики и другие юрисдикции.

Важно, что для изменения с помощью MLI двусторонней конвенции необходимо, чтобы обе страны — участницы двустороннего соглашения внедрили MLI в свою правовую систему. Если же только одна из сторон — участниц двусторонней конвенции ратифицировала MLI, то в таком случае MLI не модифицирует положения соответствующей двусторонней конвенции.

Чтобы MLI влияла на конкретное положение двусторонней конвенции, обе страны-участницы должны ратифицировать MLI в отношении соответствующего положения. Иными словами, для обеих стран MLI должна распространяться на те положения двусторонних конвенций, в которые они хотят внести изменения с помощью MLI.

Поэтому тот факт, что Украина ратифицировала положения MLI, которые в разной степени относятся к ее двусторонним конвенциям с 76 странами, не означает автоматическое изменение всех 76 двусторонних конвенций, которые когда-то подписала наша страна. Одна из причин заключается в том, что многие государства, которые Украина включила в свой MLI-список (например, Кипр, США), не ратифицировали MLI в своей юрисдикции. Кроме того, некоторые страны (в частности, Нидерланды, Швейцария) не включили Украину в перечень стран, двусторонние конвенции с которыми они желают изменить с помощью ратификации MLI.

Суть изменений

Во-первых, MLI для нашего государства означает, что во все двусторонние конвенции, в которых участвует Украина и другие страны, которые также ратифицировали MLI, включается так называемый PPT(Principle Purpose Test). Суть его сводится к следующему: если одной из основных целей трансакции или структуры является получение налоговых льгот, предусмотренных двусторонней конвенцией, то к такой трансакции или структуре налоговые льготы не должны применяться. Иными словами, в любой трансакции или структуре должна быть в первую очередь реальная экономическая цель, а не цель налоговой оптимизации.

Стоит отметить, что описанное выше правило является обязательным согласно MLI. Поэтому многие государства только в этой части внедрили MLI на своей территории. В связи с этим большинство двусторонних конвенций Украины благодаря MLI всего лишь дополняются положениями относительно PPT.

Во-вторых, в отношении некоторых двусторонних конвенций c Украиной, кроме PPT, начинают действовать и другие правила.

Например, с целью противодействия искусственному уклонению от признания наличия постоянного представительства MLI в некотором смысле меняет подход к определению постоянного представительства. В частности, детализируется перечень видов деятельности, которые согласно двусторонним соглашениям не приводят к возникновению постоянного представительства на территории иностранного государства, а также детализируется определение так называемого зависимого агента.

Кроме того, в некоторые двусторонние конвенции, подписанные Украиной, вводится обновленное правило в отношении налогообложения прибыли от отчуждения акций/корпоративных прав. Новое правило предусматривает, что доходы нерезидентов, полученные от отчуждения акций/корпоративных прав, будут подлежать налогообложению в Украине, если в любое время в течение 365 дней до отчуждения стоимость таких акций/корпоративных прав прямо или косвенно была связана с доходами юридического лица, которые более чем на 50 % зависели от недвижимого имущества, находящегося в Украине.

В этой связи отметим, что в Украине сегодня в принципе недостаточно продуман механизм уплаты налогов в случае, если операция отчуждения акций/корпоративных прав осуществляется между двумя нерезидентами Украины, ввиду чего пока что сомнительным представляется влияние описанного выше правила на налогообложение операций по отчуждению акций/корпоративных прав между нерезидентами. Для того чтобы это правило в Украине стало «дееспособным», необходимы изменения в Налоговом кодексе Украины относительно механизмов уплаты налога на доходы нерезидентов в таких случаях. Какие-либо законодательные инициативы в этом аспекте пока отсутствуют.

Это только начало

Подводя итоги, отметим, что вступление в силу MLI на территории Украины является важным шагом на пути к приведению ее налоговых правил в соответствие с международными практикам развитых стран. Но чтобы в полной мере «ощутить» действие MLI в Украине, нашей стране еще предстоит принять множество мер. Такие меры должны быть нацелены, в частности, на изменение правил налогообложения доходов нерезидентов, введение правил контролируемых иностранных компаний, а также на исключение формалистического подхода к работе украинских налоговых органов (который прослеживается, например, в отношении определения постоянных представительств). Однако не все нужные для Украины меры являются требованиями международных организаций. До изменения таких основополагающих вещей нашим налогоплательщикам следует максимально использовать время на то, чтобы привести свои бизнес-структуры в соответствие с новыми правилами и приспособиться к новым требованиям, внедряемым в Украине, в том числе с помощью MLI.