logo-image
Закон збереження синергії
Автор: Армен Хачатурян, Ярослав Петров
Джерело: Юридична Практика, №4, 23 січня 2018 р.
Завантажити pdf

«Главное — синергия молодости и опыта», — партнеры ЮФ Asters Армен Хачатурян и Ярослав Петров проанализировали тенденции развития партнерств

 

Юридическая фирма Asters, один из флагманов украинского рынка юридических услуг, объявила о расширении партнерского состава — с 1 января с.г. до статуса партнера повышен советник фирмы Ярослав Петров, известный специалист в сферах энергетики и международного арбитража.

После этого назначения количество партнеров в Asters увеличилось до 16 человек, что является, пожалуй, самым высоким показателем среди украинских юрфирм. О стратегических основах и перспективах развития партнерства в Asters и тенденциях, свойственных украинскому рынку юридических услуг в целом, требованиях к новым партнерам, их роли в развитии практик и управлении бизнесом мы говорили с Арменом Хачатуряном, старшим партнером Asters, и Ярославом Петровым, партнером.

 

— Какой стратегии придерживается Asters в вопросах развития партнерства и системы управления фирмой?

Армен Хачатурян (А.Х.): В Asters всегда доминировал принцип взращивания партнеров изнутри, и Ярослав Петров — очень показательный пример в этом смысле. При этом усиление отдельных практик так называемыми латеральными партнерами, приходящими в юрфирму уже в этом статусе, тоже является стратегическим инструментом развития. Вместе с тем мы понимаем, что вопрос привлечения уже готовых партнеров весьма щепетильный с точки зрения этики поведения на рынке, поэтому воздерживаемся от агрессивного «искушения» партнеров других юридических фирм — как самостоятельного, так и с помощью хед-хантерских посредников, а полагаемся больше на поступающие юрфирме предложения от самих заинтересованных кандидатов, благо наш бренд позволяет получать весьма лестные предложения. Комбинация этих двух методов привела к тому, что в Asters сегодня наибольшее количество партнеров на рынке — 16, что свидетельствует о реальной возможности реализации полного карьерного цикла юристом, приходящим в юридическую фирму со студенческой скамьи, и сбалансированностью уровней управления проектами при коэффициенте количественного соотношения «партнеры-юристы», стремящемся к 1:3, что является хорошим европейским показателем.

Система управления фирмой также включает в себя партнерский контроль, представленный прежде всего исполнительным комитетом в составе управляющего и старшего партнера, а также административным аппаратом во главе с CEO/CFO, COO и директорами направлений (маркетинг, HR, IT, бухгалтерия, биллинг и т.д.). Мы понимаем, что количественный и качественный рост фирмы требует совершенствования системы управления процессами, и уделяем этому пристальное внимание.

 

— Каким образом разграничиваете сферы управленческой компетенции?

А.Х.: На общие собрания партнеров выносятся вопросы стратегического развития, избрания или привлечения новых партнеров, утверждение бюджета фирмы. Операционный контроль осуществляется исполнительным комитетом, исполнительным и административным директорами, а микроменеджмент по направлениям — административным аппаратом. Поскольку фирма находится на этапе роста, уточнение и оптимизация административных функций — это творческий процесс, и он продолжается.

 

— Какие критерии учитываются при решении вопроса повышения до статуса партнера: приоритет отдается оценке состояния конкретной практики или оценке личного роста юриста?

А.Х.: В нашем понимании это взаимосвязанные понятия. Профессиональный рост юриста неизбежно приводит к повышению его значимости в той практике, которой он занимается, его узнаваемости и росту авторитета. В оценке, достигнут ли конкретным кандидатом партнерский уровень, принимается во внимание очень много факторов — это и способность привлечения новых клиентов, и глубина и взвешенность юридического анализа, и способность самостоятельно управлять проектами, и жизненный опыт, и неконфликтный характер… В общем, похоже на отбор в семейную жизнь. По сути это так и есть, потому что работа для партнеров становится по-настоящему вторым домом, и всем хочется получать от пребывания в каждом из «домов» полное удовлетворение.

Я.П.: Многие считают, что главным критерием для повышения до уровня партнера является наличие портфеля клиентов. Это важный критерий, но не единственный. В Asters есть разные виды партнеров. Например, есть rain makers, с легкостью привлекающие клиентов, а есть партнеры-«суперэксперты», которые меньше задействованы в привлечении новой работы, но они являются лучшими специалистами на рынке. Комбинация двух качеств встречается редко, но в Asters такие примеры есть. Для меня большая удача получить в менторы Армена Хачатуряна, потому что именно он — идеальный пример, как гуру в своей практике может быть и гуру в развитии бизнеса.

В моем случае в качестве главных критериев учитывались умение привлекать новых клиентов, репутация на рынке и глубокая экспертиза в сфере энергетики.

Моя полноценная юридическая практика началась в 2007 году. К Asters я присоединился в 2010 году, и на достижение партнерства у меня ушло всего семь лет.

 

— Ярослав, а почему вы решили стать партнером?

Я.П.: Мне кажется, это органический процесс для юриста, который работает в юридической фирме. Юристы шутят, что «плох тот юрист, который не мечтает стать партнером». Разные вариации данной пословицы применимы ко многим профессиям.

Для меня мотивом стал не только факт получения должности партнера, но и достижение этой позиции в рамках Asters, которая является лидером рынка и эталоном для многих ­юристов в нашей стране.

 

— Почему выбор специализации вы сделали в пользу арбитража и энергетики?

Я.П.: Арбитражем я интересовался еще в студенческие годы и потом окончил магистратуру по арбитражу в Швеции, а в сфере энергетики я оказался по счастливой случайности. При приеме на работу в МЮФ Baker McKenzie Светлана Романова и Александр Мартыненко предложили мне заниматься не только спорами, но и проектами в сфере энергетики. Энергетикой я занимаюсь с 2007 года. Считаю, что энергетическое право является очень перспективным и важным для Украины, потому что сейчас украинский сектор энергетики проходит через множество реформ и изменений. Разобраться со всеми особенностями достаточно сложно, часто приходится погружаться в технические детали.

Учитывая две мои практики, в будущем я хотел бы объединять их и выступать экспертом по вопросам права или арбитром в спорах в сфере энергетики.

 

— Что меняется для юриста, повышенного до партнера?

Я.П.: На мой взгляд, мало что меняется, потому что путь к ­партнерству прокладывается на протяжении многих лет, и юрист должен быть подготовлен к новой должности. На момент назначения партнером должны быть своя команда, клиенты и понимание процессов внутри компании.

А.Х.: Меняется уровень ответственности и материальной компенсации за свой труд.

 

— Какова роль партнера как юриста-практика?

А.Х.: Разумным и эффективным для фирмы является использование в полной мере самых лучших качеств каждого партнера, а они у всех разные: кто-то — ас в общении и привлечении новой работы, а кто-то — непревзойденный исполнитель и аналитик. Идеальные партнеры, у которых развиты в равной степени оба качества, весьма редки. Но это не означает, что мы готовы согласиться на такую «однобокость» партнеров. Главное требование — стараться развить «отстающие» функции до высшего стандарта. А иначе и быть не может: оторвавшись от практической работы, вряд ли вы сможете впечатлить потенциального клиента. А без новой работы проявить мастерство юриста-практика будет также невозможно.

Я.П.: Партнер как юрист-практик должен организовать выполнение задачи клиента либо силами своей команды, либо путем привлечения коллег из других практик фирмы. Asters является уникальной компанией, потому что у нас есть специалисты по всем направлениям практики, что дает возможность предоставить квалифицированную помощь клиенту.

 

— Как осуществляется взаимодействие партнеров и распределение их обязанностей в практиках, где представлены несколько партнеров?

Я.П.: В Asters есть практики, в которые входят несколько партнеров: например, практики антимонопольного права, разрешения споров, банковского и финансового права, энергетики. В таких практиках партнеры могут отвечать за определенное направление работы или специализацию.

 

— Сколько поколений партнеров есть в Asters? Отличается ли их статус, степень участия в распределении прибыли и т.д.?

А.Х.: Поколения точно есть, но посчитать не так уж и просто. Главное — синергия молодости и опыта, сохранение более чем двадцатилетних традиций фирмы с новыми форматами, привносимыми партнерами новой генерации. Партнеры в Asters, как и в большинстве фирм на рынке, двух типов — контрактные и долевые, от этого зависят в основном способы распределения прибыли, уровень ответственности и участие в управлении фирмой.

 

— Какие тренды свойственны украинскому юррынку с точки зрения эволюции партнерств? Ваш прогноз для рынка?

Я.П.: Я могу говорить о практиках арбитража и энергетики и считаю, что в ближайшие два года будут новые партнеры, потому что среди моих коллег очень много достойных кандидатов.

А.Х.: Приятно осознавать, что к некоторым трендам и мы приложили руку. Например, мы были одними из первых, кто ребрендировал фирму из названия, отображающего фамилии учредителей, в звучное, запоминающееся и имеющее символическое значение название-бренд, призванное как сплотить партнеров, укрепить психологические основы их коллегиальности, так и упростить и осовременить имидж фирмы вовне, особенно в международном аспекте. Помню, были и скептические мнения представителей рынка по этому поводу, но жизнь показала, что это было зарождение тренда, и он себя полностью оправдал. Очевидным трендом последнего времени является омоложение партнерского состава большинства игроков рынка как в нашей стране, так и в мире в целом. У нас получившие определенный практический опыт еще весьма молодые по классическим канонам юристы смело организовывают свои собственные фирмы, и, идя в ногу со временем, многие из них добиваются быстрого успеха, что несопоставимо с ситуацией еще каких-то 20–25 лет назад. Крупные фирмы все чаще меняют классические понятия срока на пути к партнерству (partnership track) и выдвигают в партнеры по совокупности критериев, не считая возраст определяющим фактором. Еще одним трендом представляется расширение количества и углубление качества практик, мультифункциональность фирм, начинающих как бутиковые практики и эволюционирующих в то, что известно как one stop shop. Это прямое отражение потребностей клиента в комплексной услуге и желания удержать клиента за счет кросс-продаж внутри фирмы. Это приводит, даже несмотря на тяжелое состояние экономики и неблагоприятный бизнес климат, к количественному и качественному росту фирм-лидеров и ускоренному подтягиванию к ним фирм «второго эшелона». Такое «расширение» рынка будет продолжаться в ближайшей перспективе — об этом свидетельствует и международный опыт, где внутренний рост фирм (эволюция) по достижении ими определенного уровня ведет к качественному прыжку в форме объединения (революция). И хотя этот процесс всегда болезненный и требует самой тщательной подготовки и значительных ресурсных затрат, сегодня можно уже говорить об определенном тренде слияний в мире. Готов ли к этому рынок юридических услуг на Украине, покажет ближайшее будущее.