logo-image
В цілому ширше
Автор: Олег Лазовський
Джерело: Юридична практика. – №24. – 11 червня 2019 року
Завантажити

Расширенное применение судами всех возможных мер процессуального принуждения к лицам, злоупотребляющим своими процессуальными правами, обеспечит достижение основной задачи судопроизводства

Одним из основополагающих принципов, фундаментом, лежащим в основе судопроизводства, является недопущение злоупотребления процессуальными правами.

Первые упоминания о подобном явлении встречаются еще в римском праве: «Никто не считается поступающим злоумышленно, если он пользуется своим правом». Но, несмотря на такой подход, законы Древнего Рима все же предусматривали меры противодействия относительно лиц, безосновательно предъявляющих или отрицающих иски. Однако нормативно урегулированная концепция злоупотребления правом возникла лишь к концу ХІХ века.

Определить признаки

Новыми процессуальными кодексами, впервые на законодательном уровне установившими вышеуказанный принцип и призванными разгрузить судебную систему и ускорить процесс, определен перечень действий, которые (в зависимости от конкретных обстоятельств) суд может признать злоупотреблением процессуальными правами, противоречащим заданиям судопроизводства, в частности:

— подача жалобы на судебное решение, которое не подлежит обжалованию, является недействительным либо действие которого окончилось (исчерпано), подача ходатайства (заявления) для решения вопроса, уже решенного судом, при отсутствии иных оснований или новых обстоятельств, заявление заведомо безосновательного отвода или совершение иных аналогичных действий, направленных на безосновательное затягивание либо препятствование рассмотрению дела или исполнению судебного решения;

— подача нескольких исков к одному и тому же ответчику (ответчикам) с тем же предметом и на тех же основаниях, либо подача нескольких исков с аналогичным предметом и на аналогичных основаниях, либо совершение иных действий, целью которых является манипуляция автоматизированным распределением дел между судьями;

— подача заведомо безосновательного иска, иска при отсутствии предмета спора или в споре, имеющем очевидно искусственный характер;

— необоснованное либо искусственное объединение исковых требований с целью изменения подсудности дела либо заведомо безосновательное привлечение лица в качестве ответчика (соответчика) с той же целью;

— заключение мирового соглашения, направленного на нарушение прав третьих лиц, умышленное несообщение о лицах, которые должны быть привлечены к участию в деле.

Исходя из вышеизложенного, можно сформулировать законодательное определение понятия «злоупотребление процессуальными правами» как действия участников процесса, направленные на нарушение права других участников процесса на справедливое, непредвзятое и своевременное рассмотрение спора судом.

Злоупотребление по науке

И хотя злоупотребление процессуальными правами в научно-правовой литературе изучено слабо, в одной из работ дано, на мой взгляд, лучшее определение этого понятия как особой разновидности процессуального правонарушения, состоящего в противоправном, недобросовестном и ненадлежащем использовании лицом, участвующим в деле (его представителем), его процессуальных прав, выразившегося в виновных процессуальных действиях (бездействии), внешне соответствующих требованиям процессуальных норм, но совершаемых с корыстным или личным мотивом, причиняющих вред интересам правосудия и (или) интересам лиц, участвующих в деле (процессуальная шикана), либо недобросовестное поведение в иных формах, влекущее за собой применение мер процессуального принуждения.

Вместе с тем при оценке действий участников процесса не стоит забывать, что они наделены правом защищать свои права и законные интересы любым предоставленным законом способом, который он считает наиболее эффективным в конкретном процессе, и не обязаны заботиться о комфортности процесса для противной стороны. Он вправе выбирать как активный, так и пассивный способ защиты своих прав.

Именно поэтому так важно установить критерии квалификации действий участников процесса, которые укажут суду, является ли каждое конкретное использование процессуального права, соответствующее законодательно закрепленным признакам злоупотребления процессуальными правами, действительно нарушающим задачи судопроизводства.

Трудности применения

Однако, несмотря на кажущуюся простоту и законодательно установленную идентификацию злоупотреблений процессуальными правами, к сожалению, в настоящее время большинство судей с большой осторожностью подходят к вопросу принятия мер для предотвращения злоупотреблений и применения к допустившим их участникам процесса средств воздействия, определенных процессуальными кодексами.

В результате этого механизм судебной защиты продолжает использоваться недобросовестными участниками процесса в нарушение прав и законных интересов других лиц, а также вступает в противоречие с публичными интересами по обеспечению эффективного правосудия.

По моему мнению, у такой, возможно, излишне осторожной позиции судей, как правило, есть две причины: чрезмерная загруженность судейского корпуса и отсутствие соответствующих разъяснений Верховного Суда.

Так, по информации судьи Большой Палаты Верховного Суда, председателя Совета судей Украины, по состоянию на начало 2019 года при штатной численности 7200 судей квалификационное оценивание успешно прошел лишь 2151 действующий судья, и это притом что в 2018 году на рассмотрении судов всех инстанций находилось около 3,9 млн дел. На 1 апреля 2019 года из 5285 судей лишь 4128 имеют полномочия на осуществление правосудия. Фактически сегодня судья первой инстанции слушает около 120 дел в месяц, то есть пять дел в каждый рабочий день в году.

И если с данной причиной судебная ветвь власти вряд ли сможет в ближайшее время справиться самостоятельно, то вторая причина вполне может быть устранена Верховным Судом в рамках выполнения своей основополагающей задачи — толкования закона как способа обеспечения одинакового его применения всеми судами на территории Украины.

При этом было бы неправильно возлагать всю ответственность за ненадлежащую борьбу с процессуальными злоупотреблениями исключительно на суды. Научное сообщество и юристы-практики, в свою очередь, также должны уделить большее внимание проблематике злоупотребления процессуальными правами.

Позитивные сдвиги

Хотелось бы отметить, что одним из первых шагов в этом направлении стало совместное заседание, проведенное 21 сентября 2018 года, членов Совета судей Украины, Совета прокуроров Украины и Совета адвокатов Украины с целью утверждения высоких стандартов правосудия в Украине, на котором была принята совместная резолюция «Профессиональная этика правосудия». Резолюцией предусматривалась разработка в срок до 1 ноября 2018 года проекта Кодекса профессиональной этики в сфере правосудия, содержащего стандарты профессионального поведения участников процесса, в том числе с целью недопущения злоупотребления процессуальными правами и привлечения к ответственности за указанные действия.

Однако до настоящего времени проект Кодекса так и не был подготовлен. Более того, на очередном совместном заседании советов, состоявшемся 22 апреля 2019 года, было решено вышеуказанный документ назвать уже «Принципы профессиональной этики в сфере правосудия», а не Кодекс, что, по мнению представителей советов, должно содействовать скорейшей имплементации документа в юридическое сообщество и утверждению его на заседаниях советов уже в ближайшее время.

Интересно, что в тот же день (22 апреля 2019 года) прошел и научно-практический семинар «Злоупотребление правом в юридическом процессе», организованный Киевским региональным центром Национальной академии правовых наук Украины совместно с Квалификационно-дисциплинарной комиссией адвокатуры города Киева и Советом адвокатов города Киева. Основной предмет обсуждения на семинаре — научное обоснование термина «злоупотребление правом» и его ключевые признаки, что, безусловно, должно помочь судьям в правильной квалификации действий участников процесса как злоупотребления процессуальными правами и более широком практическом применении судами мер процессуального принуждения к лицам, злоупотребляющим своими процессуальными правами, что обеспечит достижение основной задачи судопроизводства.