logo-image
Великий роздріб

Статтю можна прочитати нижче мовою оригіналу.

Большая розница

На Украине проблемы в правоотношениях поставщиков и ритейлеров ожидают более детального правового регулирования

Тема несправедливых договорных условий между ритейлерами и поставщиками является одной из наиболее проблемных в области конкурентного права. Ритейле­ры сегодня становятся чуть ли не единственными «воротами», через которые производители могут доставить продукцию потребителям, но «воротами» слишком узкими, чтобы через них могли пройти все. В результате, к потребителю могут пробиться только крупные поставщики, способные обес­печить большие объемы поставки и выдержать жесткие торговые отношения с ритейлерами.

Конфликт интересов

Такое развитие розницы приводит к укрупнению производителей и концентрации рынков производства. В свою очередь, первое способствует оптимизации их деятельности и усилению инновационной активности, что приносит выгоды потребителям, но в то же время приводит к изменению качества продукции не всегда в лучшую сторону. Способность крупных ритейлеров добиваться от поставщиков снижения цен позволяет передать потребителям часть этой выгоды. Вместе с тем это возможно, только когда между ритейлерами в рознице существует эффективная конкуренция. Но такая конкуренция ритейлеров может вести к ограничению финансовой возможности производителей в развитии и инновациях, а кроме того, вытесняет с рынка мелкую розницу, усиливая позиции крупного ритейла. При всем этом существует свобода договора и неотъемлемые от конкуренции риски проигрыша.

Это лишь некоторые моменты, обусловливающие кардинально разные взгляды на проблемы в отношениях между ритейлерами и поставщиками. Диапазон подходов к их решению колеблется от «мягкого» регулирования на уровне кодексов этики до «жесткого» законодательного регулирования условий договоров и установления серьезных санкций.

Что имеем

На Украине данная ситуация находится в подвешенном состоянии. Прежде всего, не решены вопросы целесообразности использования «мягкого» или «жесткого» регулирования, а также корректировки специального регулирования в рамках конкурентного права.

Необходимость такого специального регулирования вызвана тем, что основная причина возникновения конфликтов между ритейлерами и поставщиками — «власть покупателя» — не укладывается в рамки классического конкурентного права, запрещающего злоупотребление доминирующим положением на рынке. Доминирование на рынке в случае монопсонии существует, когда доля закупок фирмы на рынке «вверх по течению» достаточно велика, чтобы обеспечить снижение цен путем уменьшения объема закупок, а рост цен — путем увеличения объема закупок. В отличие от такого положения на рынке, «власть покупателя» — это степень, до которой конкретный покупатель может извлекать дополнительную выгоду от конкретного поставщика, при этом не влияя решающим образом на условия оборота товаров. Наличие «власти покупателя» обусловливается комплексом причин, главные из которых касаются критических финансовых рисков контр­агента в случае прекращения контракта с покупателем. «Власть покупателя», таким образом, является зеркальным отражением зависимости определенного продавца от такого покупателя, поэтому злоупотребление «властью покупателя» еще называется злоупотреблением экономической зависимостью продавца или злоупотреблением превосходящей позицией при переговорах. Может быть также и наоборот — покупатель зависит от продавца. Это отличие от доминирования на рынке обусловило то, что законодательства разных стран, включая Украину, предусматривают положения для решения проблем злоупотребления властью покупателя.

Существующий украинский вариант регулирования указанной проблемы выглядит не совсем удачным. Согласно части 4 статьи 19 Закона Украины «О защите экономической конкуренции» (Закон), продавец считается зависящим от покупателя, если покупатель получает от продавца особое вознаграждение, которое не получают другие подобные покупатели. При этом зависимость должна быть следствием отсутствия у продавца альтернативных источников поставки (приобретения), а годовой оборот продавца, с учетом отношений контроля, не должен превышать 500 тыс. евро. Первое условие слишком нечеткое для его практического применения, так как «особое» вознаграждение является производной зависимости, а не ее детерминантом, и его трудно различить среди множества оправданных вознаграждений. Второе условие исключает применение этого положения к случаям зависимости продавцов, поскольку фраза «альтернативных источников получения или поставки» в тексте Закона означает только «откуда», но не «куда». А третье условие позволяет защитить лишь очень небольшой круг поставщиков — малые и средние предприятия. При всем этом положение Закона предусматривает защиту лишь от дискриминации, но не от несправедливых условий договоров, которые применяются к большинству поставщиков, а значит, не являются такими, «которые, как правило, не применяются к другим».

Если ритейлер занимает доминирующее положение на рынке товара, поставляемого поставщиком (монопсония), определенные его действия могут квалифицироваться как злоупотребление доминирующим положением (статьи 12 и 13 Закона). Но это во многих случаях не позволяет решить проблему с другими ритейлерами, положение которых как покупателей не является доминирующим. А на практике «власть покупателя» может иметь место даже при 5-процентной рыночной доле ритейлера, поскольку находится в большей зависимости от соотношения экономической мощи ритейлера и поставщика, чем от доли рынка.

Куда двигаться

Первые попытки подкорректировать Закон можно увидеть в законопроекте «О внесении изменений в Закон Украины «О защите экономической конкуренции» от 4 декабря 2008 года № 3436, но он позволяет исправить только одно условие — к «альтернативным источникам поставок» добавляются «альтернативные возможности реализации». Но чтобы положение Закона стало работоспособным, необходимо изменить также понимание власти покупателя и/или экономической зависимости, отразив в нем ситуацию вынужденного поддержания деловых отношений с контрагентом ради предотвращения финансовых убытков. Некоторые юрисдикции используют презумпцию наличия «власти покупателя» при определенной величине оборота ритейлера.

Нельзя не учитывать, что использование в конкурентном праве запрета злоупотребления «властью покупателя» не позволяет обеспечить желаемую эффективность в защите интересов поставщиков, уже хотя бы из-за трудностей в оценке обоснованности договорных условий, а также боязни поставщиков поднимать конфликтные вопросы, рискуя вообще выпасть из их списка. Поэтому полагаться на заявительскую активность в рамках конкурентного права не приходится. В такой ситуации целесообразно было бы параллельно использовать методы регулирования, предупреждающие возникновение конфликтов и устанавливающие обязанность фиксирования и рамки определенных договорных условий, неопределенность в которых создает для поставщиков высокие риски.

Опыт других стран показывает, что только комплексный подход в этой сфере правоотношений позволит сбалансировать интересы ритейлеров и поставщиков, сохранить эффективную конкуренцию и избежать неоправданного административного вмешательства.

Підписатися
Дякуємо за заявку