logo-image
Кто победил в вагонных спорах?
Автор: Звенислава Опейда
Источник: zn.ua, 31 марта 2020 г.

Какое решение принял Апелляционный орган ВТО в деле Украины против России о железнодорожных вагонах.

Кто победил в споре между Украиной и Российской Федерацией об импорте железнодорожного оборудования? Апелляционный орган Всемирной торговой организации (ВТО) еще 4 февраля обнародовал доклад по указанному спору. Но до сих пор и Киев, и Москва говорят о своей победе. Какое же решение принято в действительности?

Дело было возбуждено пять лет назад из-за введения Россией ограничений по импорту продукции таких украинских предприятий, как Крюковский вагоностроительный завод, Днепропетровский стрелочный завод, Харьковский машиностроительный завод и "Азовобщемаш" (г. Мариуполь). Вследствие этих ограничений импорт железнодорожной продукции в Россию уменьшился в 20 раз — с 2,6 миллиардов до 95 миллионов долларов.

Импорт железнодорожной продукции, как и ее реализация на российском рынке, возможны при наличии сертификатов соответствия. Но, начиная с 2014 года, российские органы стали приостанавливать действие уже выданных и отказывать в выдаче новых сертификатов для украинской железнодорожной продукции. Так же Россия отказалась признавать сертификаты, выданные украинским предприятиям другими странами — членами Таможенного союза: Беларусью и Казахстаном. Все эти ограничения Украина обжаловала в ВТО.

В июле 2018 года группа экспертов ВТО приняла решение, которым по сути отклонила основные требования Украины. Позиция Украины заключалась в том, что эти меры — дискриминационные и, в частности, нарушают положения ст. 5.1 Соглашения ВТО о технических барьерах в торговле, предусматривающие, что процедуры оценки соответствия должны применяться к иностранным поставщикам подобной продукции на условиях, не менее благоприятных, чем те, которые в похожей ситуации предоставляются поставщикам подобной национальной продукции или продукции других стран. Главная проблема возникла в отношении понимания фразы "в похожей ситуации".

Рассматривая вопрос, были ли украинские поставщики железнодорожного оборудования "в похожей ситуации" с поставщиками аналогичного оборудования из других стран, группа экспертов заметила, что в такой ситуации необходимо принимать во внимание не только интересы поставщиков страны экспорта, но и вопросы, связанные с безопасностью лиц, проводящих инспекцию от страны импортера.

Именно в этой части Апелляционный орган не согласился с группой экспертов. Апелляционный орган, отметив, что хотя безопасность инспекторов должна приниматься во внимание, однако предостерег от чрезмерных обобщений в таких вопросах. Статья 5.1. Соглашения говорит именно о правах поставщиков товара, следовательно, любой анализ, были ли они "в похожей ситуации" с поставщиками аналогичного товара в других странах, должен базироваться на факторах, имеющих отношение именно к этим конкретным поставщикам, а не к политической ситуации в стране в целом.

Вместо этого группа экспертов сосредоточилась на общеполитической ситуации в стране, безотносительно к украинским производителям железнодорожного оборудования. Она ссылалась на антироссийские настроения, приводила пример инцидентов в других регионах Украины, в частности Донецкой и Луганской областях, а не тех, где, собственно, размещены упомянутые производители. Поэтому Апелляционный орган поддержал позицию Украины, что Россия нарушила статью 5.1, дискриминационно применив процедуры оценки соответствия к украинским производителям железнодорожного оборудования.

С другой стороны, Апелляционный орган согласился с выводом группы экспертов об отсутствии систематического препятствования украинскому импорту. Украинская позиция заключалась в том, что многочисленные случаи приостановления действующих и отказы в выдаче новых сертификатов в действительности являются частью общей политики РФ, непосредственно направленной на создание препятствий и ограничение украинского импорта. Россия возражала и настаивала на том, что эти индивидуальные ограничения являются лишь следствием сугубо технической невозможности провести инспекцию на украинских заводах.

Апелляционный орган, вслед за группой экспертов, отметил недостаточность доказательств наличия какого-либо централизованного и координированного государственного плана, направленного на создание препятствий для украинского импорта. Даже статистическая информация, предоставленная самой Украиной, свидетельствовала о том, что есть другие причины, объясняющие уменьшение объемов импорта украинского железнодорожного оборудования в Россию. Поэтому в этой части решения была поддержана позиция РФ.

То есть в действительности это решение является "смешанным", и мы не можем назвать однозначного победителя. Как и в большинстве своих решений, орган разрешения споров ВТО согласился с одними аргументами и отрицал другие. Но, безусловно, это решение положительнее именно для Украины, поскольку признает нарушение норм ВТО со стороны России, хотя и по другим причинам, чем выявленные в решении группы экспертов или на которых настаивала наша страна. Это также существенная дипломатическая победа для Украины. Важную роль в этом сыграла слаженная работа украинского Министерства экономики, которое в последние годы получило больше опыта в защите интересов Украины на таких международных площадках.

Это решение не только важно для украино-российских отношений, а имеет более далекоидущие последствия. Предыдущее решение ВТО в транзитном споре между Украиной и Россией дало "зеленый свет" введению ограничительных торговых мер по соображениям безопасности. Хотя группа экспертов и указала, что такие ограничения возможны при наличии "чрезвычайной ситуации" и должны применяться "добросовестно", они в действительности дают широкие возможности для злоупотреблений. Это особенно опасно теперь, с учетом нынешней тенденции к введению протекционистских мер, которую мы можем наблюдать по всему миру.