logo-image
Сроки при досудебном расследовании. Практические вопросы
Автор: Татьяна Поповская, Владимир Ткаченко
Источник: Юрист&Закон. – №03. – 24 января 2019 года
Скачать

Со вступлением в силу изменений к УПК Украины (с 15.03.2018) как грибы после дождя стали возникать проблемные вопросы, а их решение в большинстве своем регулируется вновь созданной практикой, а не нормами закона.

Безусловно, внесение изменений в УПК Украины имело целью приближение законодательства к стандартам, определенным в решениях Европейского Суда по правам человека (ЕСПЧ). Понятно, что такие изменения должны быть содержательными, устранять коллизии в процессе и восполнять пробелы, а вместо того они пока остаются формальными, порождают дискуссии среди юристов и обусловливают возникновение ряда новых противоречий и путаницу в правоприменительной практике.

Вот основные положения и принципы уголовного процессуального закона, касающиеся процессуальных сроков при досудебном расследовании:

• Следственные (разыскные) действия не могут проводиться после окончания сроков досудебного расследования, кроме их проведения по поручению суда в случаях, предусмотренных ч. 3 ст. 333 УПК Украины.

• Любые следственные (разыскные) или негласные следственные (разыскные) действия, проведенные с нарушением этого правила, являются недействительными, а установленные в результате их доказательства – недопустимыми (ч. 8 ст. 223 УПК Украины). Согласно ст. 113 УПК Украины процессуальные сроки – это установленные законом или в соответствии с ним прокурором, следственным судьей или судом промежутки времени, в пределах которых участники уголовного производства обязаны (имеют право) принимать процессуальные решения или совершать процессуальные действия.

• Любое процессуальное действие или совокупность действий в ходе уголовного производства должны быть выполнены без неоправданной задержки и в любом случае не позднее предельного срока, определенного соответствующим положением данного Кодекса.

• В соответствии со ст. 116 УПК Украины процессуальные действия должны выполняться в установленные данным Кодексом сроки.

• Для понимания понятия кратчайших, разумных сроков досудебного расследования следует руководствоваться ст. 6 Конвенции о защите прав человека и основных свобод (Право на справедливый суд) и практикой Европейского Суда по правам человека.

Это общие понятия, которыми должны руководствоваться все участники уголовного производства. А что же изменилось в законе касательно сроков досудебного расследования?

В частности, новым и интересным является то, что с 15.03.2018 срок досудебного расследования исчисляется с момента внесения сведений об уголовном правонарушении в Единый реестр досудебных расследований, а не с момента уведомления лицу о подозрении, как было раньше, и до дня обращения в суд с обвинительным актом, ходатайством о применении принудительных мер медицинского или воспитательного характера, ходатайством об освобождении лица от уголовной ответственности или до дня принятия решения о закрытии уголовного производства.

Однако сейчас эта норма применяется не ко всем производствам, что позволяет ею манипулировать, поскольку в соответствии с ч. 4 § 2 "Заключительные положения" раздела 4 Закона Украины "О внесении изменений в Хозяйственный процессуальный кодекс Украины, Гражданский процессуальный кодекс Украины, Кодекс административного судопроизводства Украины и другие законодательные акты" это законодательное предписание не имеет обратного действия во времени и применяется только к делам, по которым сведения об уголовном правонарушении внесены в Единый реестр досудебных расследований после введения в действие этих изменений.

Между тем, в соответствии с абз. 2 ч. 1 ст. 219 УПК Украины срок досудебного расследования с момента внесения сведений об уголовном правонарушении в ЕРДР до дня уведомления лицу о подозрении составляет:

1) шесть месяцев – в уголовном производстве по уголовному проступку;

2) двенадцать месяцев – в уголовном производстве по преступлению небольшой или средней тяжести;

3) восемнадцать месяцев – в уголовном производстве по тяжкому или особо тяжкому преступлению.

Таким образом, УПК Украины разграничивает сроки досудебного расследования преступлений и уголовных проступков и устанавливает для уголовных проступков гораздо меньшие сроки досудебного расследования с учетом их меньшей общественной опасности, а соответственно, и меньших затрат времени для проведения досудебного расследования.

При этом мы помним, что в предыдущей редакции эта норма не предусматривала необходимости исчисления сроков досудебного расследования до уведомления о подозрении, что позволяло правоохранительным органам злоупотреблять и нарушать право на защиту, ведь досудебное расследование в нарушение разумных сроков могло продолжаться несколько лет, и в рамках этих производств проводились следственные действия, обыски, выемки, допросы, чем грубо нарушались права и интересы третьих лиц, на которых оказывалось определенное давление без предоставления процессуальных возможностей для защиты.

Но изменилось ли что-то на практике с введением изменений в процессуальное законодательство?

Возможно, в некоторых производствах закон торжествует. Но до сих пор, используя вышеуказанные предписания заключительных положений, прокуроры зачастую безосновательно объединяют новые производства с производствами, сведения по которым внесены в ЕРДР до введения в действие изменений, и таким образом искусственно создают возможность без ограничения сроков проводить досудебное расследование и соответствующие следственные действия, продолжая оказывать давление на лиц или их бизнес.

Некоторые изменения к процессуальному законодательству предоставили возможность в определенной степени воспрепятствовать такому давлению.

В частности, дополнение ч. 1 ст. 3 УПК Украины пунктом 161 об определении понятия другого лица, права или законные интересы которого ограничиваются в ходе досудебного расследования (это лицо, в отношении которого (в том числе в отношении его имущества) осуществляются процессуальные действия, определенные данным Кодексом), позволило в так называемых "фактовых" производствах обращаться к следователям с ходатайствами о выполнении каких-либо процессуальных действий, вплоть до закрытия уголовного производства. Но, к сожалению, глобально этим проблема не решается.

Кроме того, довольно распространенной является тактика следователей и прокуроров регистрации уголовных правонарушений по квалификации более тяжкого, чем совершено, преступления для обеспечения максимальных сроков досудебного расследования.

Однако со временем наступит момент, когда по новым производствам, зарегистрированным после вступления в силу изменений к ст. 219 УПК Украины, закончатся сроки следствия. И что тогда? Максимум через 18 месяцев дела закроют в случае неустановления лиц, причастных к совершению преступления?

Вполне вероятно, что да. Это еще один неприятный нюанс новых изменений. Ведь в соответствии с абзацем вторым п. 10 ч. 1 ст. 284 УПК Украины, изложенной в новой редакции, следователь, прокурор обязаны закрыть производство в случае, если срок досудебного расследования, определенный ст. 219 данного Кодекса, закончился, но ни одному лицу не было предъявлено уведомление о подозрении. Причем независимо от квалификации преступления (уголовного правонарушения) и последствий. А приостановление досудебного расследования и сохранение срока расследования возможны только после уведомления лицу о подозрении (ст. 280 УПК Украины).

Итак, с одной стороны, четкое определение сроков досудебного расследования, даже в так называемых "фактовых" делах, создает новый коррупционный риск и дает возможность просто "не найти" преступника в течение определенного времени и дело закрыть. И даже за совершение особо тяжкого преступления при таких обстоятельствах преступник "обречен" на безнаказанность.

А с другой стороны, внесенные изменения не исключают возможности затягивать расследование стороной обвинения любого дела. Например, срок досудебного расследования может неоднократно продлевать следственный судья по ходатайству прокурора или следователя, при этом в случае отсутствия уведомления о подозрении – фактически бесконечно (ч. 1 ст. 294 УПК Украины).

Изложенное выше, при отсутствии действительно независимого судебного надзора, фактически сводит на нет внесенные в УПК Украины изменения, поскольку следственным органам вновь предоставлена возможность осуществлять досудебное расследование в уголовном производстве в течение неограниченного времени, что снова приведет к нарушению разумных сроков и права на справедливый суд (ст. 6 Конвенции о защите прав человека и основных свобод), либо же по желанию следователя или прокурора – к закрытию производства в "необходимых" случаях на основании абзаца второго п. 10 ч. 1 ст. 284 УПК Украины.

Во всяком случае не следует забывать о ст. 28 УПК Украины, которой установлено, что во время уголовного производства каждое процессуальное действие или процессуальное решение должны быть выполнены или приняты в разумные сроки. Разумными считаются сроки, являющиеся объективно необходимыми для выполнения процессуальных действий и принятия процессуальных решений. Проведение досудебного расследования в разумные сроки обеспечивает прокурор. Каждый имеет право, чтобы обвинение в отношении него в кратчайший срок либо стало предметом судебного разбирательства, либо чтобы соответствующее уголовное производство в отношении него было закрыто.

Таким образом, участникам уголовного производства и их представителям необходимо учитывать указанные изменения со всеми нюансами и использовать их, привлекая к этому процессу следственных судей.

В данном контексте нельзя не обратить внимание на практику ЕСПЧ, который неоднократно высказывал свою позицию по поводу проведения эффективного официального расследования и соблюдения разумных сроков. Например, в решении по делу "Мерит против Украины" от 30.03.2004 г. ЕСПЧ отметил, что отсчет течения рассмотрения уголовного дела для решения вопроса о его "разумности" в смысле ч. 1 ст. 6 Конвенции начинается с момента выявления отношения государственных органов к лицу как к подозреваемому или как к обвиняемому в совершении преступления. В частности, отсчет срока производства может начинаться со дня: взятия лица под стражу; уведомления ему о возбуждении в отношении него уголовного дела; начала досудебного расследования.

Как видим, с принятием изменений к УПК Украины в части сроков досудебного расследования почти ничего не изменилось. Новые сроки по "фактовым" делам остались по-прежнему бесконечными. Однако позитив все же есть – теперь следователю не так просто будет оставлять "фактовое" дело без расследования, а фактических подозреваемых держать "на крючке".

Ведь после окончания определенных сроков он с некоторой периодичностью будет обосновывать перед следственным судьей необходимость продления срока досудебного расследования и приводить соответствующие основания. А тут и представитель лица, интересов которого это касается, имеет возможность предоставить свою позицию и склонить весы правосудия в пользу клиента.

А что же происходит со сроками досудебного расследования в производствах, где лицо уведомлено о подозрении?

В соответствии с предписаниями абз. 3 ч. 1 ст. 219 УПК Украины досудебное расследование должно быть закончено: в течение одного месяца со дня уведомления лицу о подозрении в совершении уголовного проступка; в течение двух месяцев со дня уведомления лицу о подозрении в совершении преступления.

С учетом сложностей, которые могут возникнуть в ходе досудебного расследования, законодатель предусмотрел возможность продления указанных общих сроков, но при этом установил общий лимит, который не может превышать:

– двух месяцев со дня уведомления лицу о подозрении в совершении уголовного проступка;

– шести месяцев со дня уведомления лицу о подозрении в совершении преступления небольшой или средней тяжести;

– двенадцати месяцев со дня уведомления лицу о подозрении в совершении тяжкого или особо тяжкого преступления (ч. 2 ст. 219 УПК Украины).

Казалось бы, при таких формулировках манипуляции невозможны. Но и здесь имеется нюанс, которым любят злоупотреблять следователи, пытаясь продлить себе сроки расследования. Речь идет о приостановлении уголовного производства. Ведь в соответствии с ч. 3 ст. 219 УПК Украины срок со дня вынесения постановления о приостановлении уголовного производства до дня его отмены следственным судьей или вынесения постановления о возобновлении уголовного производства не включается в сроки, предусмотренные этой статьей.

Примером таких злоупотреблений со стороны следователей могут быть, в частности, так называемые политические дела, где, как правило, уголовное производство формально приостанавливается с сообщением в средствах массовой информации о проделанной работе, при этом физическое или юридическое лицо остается в подвешенном состоянии на года, поскольку фактически расследование не ведется.

Следует подчеркнуть, что в случае приостановления досудебного расследования законодатель запретил проводить какие-либо следственные и другие действия. И об этом не стоит забывать, поскольку в неединичных случаях следователи совершают некоторые следственные или процессуальные действия во время формального приостановления производства, забыв его возобновить. А установление защитником такого факта уже в суде приводит к неприятному для прокурора признанию доказательства недопустимым.

Вместе с тем нововведения создают возможность интересного маневра и для защитника, поскольку законодатель установил, что если постановление о приостановлении уголовного производства отменил следственный судья (то есть приостановление было признано неправомерным или безосновательным), то срок со дня вынесения постановления о приостановлении производства до дня его отмены следственным судьей включается в сроки. Таким образом, удачным обжалованием решения о приостановлении уголовного производства в порядке требований п. 2 ч. 1 ст. 303 УПК Украины можно исчерпать все сроки досудебного расследования и побудить следователя или прокурора вынести постановление о закрытии уголовного производства.

Продление сроков досудебного расследования со дня уведомления лицу о подозрении осуществляется:

– до трех месяцев – руководителем местной прокуратуры, заместителем Генерального прокурора;

– до шести месяцев – следственным судьей по ходатайству следователя, согласованному с руководителем региональной прокуратуры или его первым заместителем или заместителем, заместителями Генерального прокурора;

– до двенадцати месяцев – следственным судьей по ходатайству следователя, согласованному с Генеральным прокурором или его заместителями.

Нередко следователи минуют первый срок продления и сразу обращаются в суд с ходатайством о продлении срока до 6 месяцев, и такие ходатайства удовлетворяют не все следственные судьи. Поэтому у защитника имеется возможность обратить внимание следственного судьи на нарушение процедуры продления срока и не допустить нарушения разумных сроков расследования, поскольку такой срок может быть продлен только в результате соответствующей сложности производства (ч. 4 ст. 294 УПК Украины).

Таким образом, если по "фактовому" делу продление сроков досудебного расследования может осуществляться неограниченно, то в производствах с подозреваемыми эти сроки не могут превышать сроков, определенных ст. 219 УПК Украины.

В целом, изменения к УПК Украины в части определения и продления сроков досудебного расследования и не только довольно демократичны, но имеют и изложенные выше существенные недостатки. Адвокатам как представителям своих клиентов следует взвешенно оценивать наличие правовых оснований и использовать изменения в процессуальном законе в пользу клиента, создавая и закрепляя соответствующую положительную практику и прецеденты. Тем более, что инструменты для этого есть. Необходимо только занимать позицию не наблюдателя, а активного защитника и участника вышеуказанных процессов.