logo-image
«Карантинная» государственная помощь
Автор: Елена Гадомская
Источник: zn.ua, 06 июня 2021 г.

В марте этого года начали действовать разработанные Антимонопольным комитетом Украины правила предоставления государственной помощи на преодоление последствий COVID-19. А уже в апреле комитет упростил процедуру предоставления такой помощи, временно освободив органы власти от обязанности сообщать о новой государственной помощи. Является ли освобождение полной индульгенцией от правил предоставления государственной помощи, и на какие нюансы следует обратить внимание бизнесу и государственным органам?

Правила передачи государственного ресурса

С 2017 года в Украине действует закон о государственной помощи. Передача органами власти государственного ресурса компаниям любой формы собственности или поддержка отдельной деятельности не должны осуществляться без выполнения положений этого закона.

 

Для того чтобы компания могла «законно» получить субсидии, гарантии, льготы или любую другую форму поддержки из государственного или местного бюджета, инициатор поддержки — общегосударственные либо местные органы власти — на полпути к предоставлению бюджетной поддержки компаниям должен посетить АМКУ с сообщением о новой государственной помощи. Все это делается органом власти-предоставителем в определенные сроки и по установленной форме.

Только после принятия комитетом положительного решения о государственной поддержке предоставитель помощи имеет право передать бюджетные деньги или «простить» компаниям уплату государственных налогов и сборов. Конечно, из каждого правила есть исключения, и об одном из них — ниже в этой статье.

В законе о государственной помощи бизнес не найдет для себя прописанных шагов для получения какой-либо определенной формы бюджетного ресурса. Такие порядки и процедуры описаны в конкретной нормативке определенной сферы регулирования.

Единственное, что говорит закон, — то, что компания должна подать органу власти, инициирующему или распоряжающемуся бюджетными средствами, информацию о своей деятельности, о государственной помощи, полученной за последние пять лет, а также информацию о незначительной помощи в размере до 200 тыс. евро, которая была получена за последние три года. Вся эта информация подается согласно форме предоставителя и как минимум должна дублировать содержание сообщения о новой государственной помощи, форма которого утверждена АМКУ.

Для демонстрации серьезности процедуры оценки государственных мер и невозможности случайно ее обойти закон о государственной помощи наделяет Антимонопольный комитет полномочиями по возврату вредной для конкуренции государственной помощи. То есть если компания получила бюджетные инвестиции по постановлению правительства, решению органа власти или иному акту, проекты которых предоставитель не показал комитету, то такая компания благодаря «стараниям» предоставителя рискует в ближайшие десять лет получить решение АМКУ о возврате государственной помощи.

Закон и АМКУ — это некоторые предохранители от неразумного, нецелесообразного использования органами власти ресурсов из государственного, местных бюджетов, а также от искажения конкуренции. Сам закон является рамочным, но предусматривает разработку целого ряда подзаконных актов для его выполнения.

омощь бизнесу во время пандемии COVID-19

Виды помощи и условия ее допустимости прописаны в мартовском постановлении Кабинета министров Украины №200, среди них:

  • помощь до 400 тыс. евро на одну компанию;
  • инвестиционная помощь для производства товаров, связанных с лечением и профилактикой COVID-19;
  • помощь по частичной безработице.

В рамках разрешенной государственной опеки также возможно предоставление компаниям бюджетных гарантий по индивидуальным кредитам и компенсаций по процентным ставкам по кредитам, а также отсрочки уплаты налогов или взноса на социальное обеспечение.

Условия передачи государственного ресурса компаниям по каждому виду «карантинной» помощи прописаны в этом же постановлении и имеют ограничения по категории получателей, размеру и форме помощи, статьям расходов, на покрытие которых она направляется, распределению расходов государства и компании на определенный проект, сроку и некоторым другим параметрам.

Универсальным основанием для получения каждого вида помощи на преодоление последствий COVID-19 является условие о бедственном положении потенциального получателя помощи именно из-за карантина и простоя в работе, вызванного им.

Постановление относит к «бедственному положению» по меньшей мере состояние компании, из-за карантина потерявшей более половины уставного капитала или ушедшей в процедуру банкротства, либо состояние компании, которая еще не вышла из предыдущего «бедственного положения» и продолжает выполнять условия пользования помощью государства на восстановление платежеспособности и/или реструктуризацию. Постановление №200 также называет компаниями в бедственном положении компании, балансовая задолженность которых более чем в 7,5 раза превышает их собственный капитал и коэффициент покрытия процентов по EBITDA меньше единицы.

Помощь не могут получить компании, которые к концу декабря 2019-го уже находились в бедственном положении. Это правило не касается малых и средних компаний, которые могут претендовать на «карантинную» помощь даже в бедственном положении, кроме случаев, когда они являются участниками процедуры банкротства и получателями помощи на восстановление платежеспособности и реструктуризацию.

Компании в целом могут получить указанные в постановлении виды помощи в период действия карантина, но не позже чем через шесть месяцев после его отмены.

Приведу здесь для примера краткое описание условий получения отдельно взятой помощи, согласно постановлению Кабмина №200.

Компании с признаками бедственного положения могут получить, в частности, инвестиционную помощь для производства товаров, необходимых для борьбы с COVID-19.

АМКУ не будет возражать против предоставления такого вида помощи, если предоставители выполнят условия ее предоставления (допустимости).

Одно из условий допустимости для этого вида помощи предполагает, что государственные субсидии или налоговые льготы и прочее являются поддержкой производства именно лекарственных средств, в том числе вакцин, медицинских приборов и оборудования (вентиляторов, защитной одежды и оборудования, а также средств диагностики), дезинфицирующих средств, либо задействования новых производственных мощностей для производства всего этого.

Другое условие допустимости: максимальный размер государственного инвестирования не может превышать 80% затрат на производство товаров на борьбу с COVID-19.

Для предоставления государственных гарантий по кредитам компаний и компенсации процентов по ним органы власти должны вычитать прописанные в отдельных пунктах «карантинного» постановления нюансы их предоставления. Среди основного — бюджетные гарантии выполнения компаниями кредитных обязательств не являются бесплатной помощью, поэтому компаниям придется платить государству за пользование гарантиями по нарастающему принципу: с увеличением срока действия гарантированного кредита растет плата за пользование бюджетной гарантией. Срок действия гарантии ограничен до шести лет, и гарантия не может покрывать более 80% инвестиционного кредита и/или кредита на пополнение оборотных средств.

Государственная забота, проявляющаяся в возможности бизнеса получить кредиты в банках по низким процентным ставкам, также должна отвечать условиям постановления №200 или условиям другого постановления о предоставлении финансовой государственной поддержки субъектам малого и среднего предпринимательства от января 2020 года №28.

Поэтому, чтобы претендовать на «карантинную» помощь, помимо следования требованиям постановления №200, нужно пройтись по сопутствующим профильным актам и выполнить все условия вместе.

«Упрощенная» процедура предоставления «карантинной» помощи

Из общего правила об обязательной подаче органами власти сообщения о новой государственной помощи по предоставлению госресурса компаниям есть исключения. Закон о государственной помощи содержит ряд положений, позволяющих органам власти не подавать в АМК сообщение о новой государственной помощи. Среди них — возможность комитета освобождать поставщиков от обязанности сообщать о государственной помощи.

Воспользовавшись определенными законом полномочиями, АМКУ 29 апреля 2021 года принял распоряжение об освобождении предоставителей государственной помощи от обязанности сообщать о государственной помощи, направленной на борьбу с COVID-19. Но с условиями.

Антимонопольный комитет пояснил, что «несообщение о новой государственной помощи» возможно, если условия ее предоставления соответствуют критериям оценки допустимости государственной помощи, утвержденным вышеуказанным постановлением Кабмина №200.

Чтобы воспользоваться «несообщением» каждого вида государственной помощи по «карантинному» постановлению в АМКУ, органы власти должны изначально написать проект акта так, чтобы он уже учитывал нюансы законодательства о государственной помощи.

У АМКУ не будет вопросов к акту о государственной поддержке, и, соответственно, риски для ее получателей возвратить государственную помощь будут минимальными, если положение проектов актов о государственной поддержке на борьбу с COVID-19 будут согласованы с условиями «карантинного» постановления. Если условия, изложенные в постановлении №200, не соблюдены, и предоставитель государственной помощи не подал уведомление в комитет, АМКУ может воспринять помощь как незаконную.

Освобождение от сообщения о государственной помощи является временным и будет действовать до того момента, что и «карантинное» постановление, — еще в течение шести месяцев с даты отмены карантина.

Для бизнеса, который ждет помощи «здесь и сейчас», подобные упрощения процедуры предоставления компаниям государственных ресурсов значительно ускорят доступ к помощи. Однако упрощение не отменяет необходимости для органов власти соблюдать условия расходования бюджетов всех уровней на борьбу с последствиями пандемии COVID-19.

В целом государственная поддержка для возобновления работы компаний и компенсации убытков из-за COVID-19, несмотря на внедренные АМКУ упрощения процедуры предоставления компаниям бюджетных ресурсов, остается в пределах правил ее предоставления, обеспечивающих государственную опеку и баланс конкуренции даже в трудные времена пандемии, и вовсе не является индульгенцией от нарушения правил предоставления государственной помощи.