logo-image
Новые правила арбитрабильности споров: шаг вперед или два назад?
Автор: Светлана Чепурная, Оксана Легкая
Источник: Юрист&Закон. – №47. – 14 декабря 2017 г.
Скачать pdf

В Стратегии устойчивого развития "Украина – 2020" особое внимание уделено судебной реформе как одной из главных вех на пути успешного развития нашей страны. Основные приоритеты и задачи реформирования судебной системы были детально изложены в Стратегии реформирования судоустройства, судопроизводства и смежных правовых институтов на 2015 – 2020 годы (далее – Стратегия судебной реформы). Стратегия судебной реформы определила повышение эффективности правосудия и оптимизации полномочий судов разных юрисдикций как приоритетный вектор движения. В свою очередь, данная задача должна была решаться, в том числе, посредством расширения способов альтернативного (внесудебного) урегулирования споров, в частности путем увеличения перечня категорий дел, которые могут разрешаться третейскими судами.

Во исполнение Стратегии судебной реформы был разработан проект Закона Украины "О внесении изменений в Хозяйственный процессуальный кодекс Украины, Гражданский процессуальный кодекс Украины, Кодекс административного судопроизводства Украины и другие законодательные акты" от 23 марта 2017 года № 6232, который в последующем был принят во втором чтении и в целом 3 октября 2017 года. В Пояснительной записке к нему упоминается, что содействие альтернативному разрешению споров в третейских судах и международном коммерческом арбитраже – одно из приоритетных заданий будущей судебной реформы. После вступления в силу 15 декабря 2017 года Закона Украины "О внесении изменений в Хозяйственный процессуальный кодекс Украины, Гражданский процессуальный кодекс Украины, Кодекс административного судопроизводства Украины и другие законодательные акты" № 2147-VIII основные процессуальные кодексы, включая Хозяйственный процессуальный кодекс Украины (далее – ХПК), будут изложены в новой редакции.

Суть изменений

В новой редакции ХПК праву сторон передавать споры на рассмотрение третейского суда и международного коммерческого арбитража посвящена отдельная статья 22. К слову, непосредственное указание в данной статье на категории споров, рассматриваемых в международном коммерческом арбитраже наряду со спорами, отнесенными к компетенции третейских судов, свидетельствует о том, что новые правила ХПК должны применяться как к третейским судам, созданным согласно Закону Украины "О третейских судах", так и к международному коммерческому арбитражу. Очевидно, такой подход к структурированию данной нормы поставит точку в дискуссии о том, охватывает ли в контексте арбитрабильности понятие третейского суда также и международный коммерческий арбитраж.

Так, частью первой ст. 22 новой редакции ХПК закреплено, что спор, относящийся к юрисдикции хозяйственного суда, может быть передан сторонами на рассмотрение третейского суда и международного коммерческого арбитража. Это означает, что споры, возникающие в связи с осуществлением хозяйственной деятельности, включая споры, поименованные в ст. 20 новой редакции ХПК, и споры, не поименованные в ХПК, но имеющие гражданско-правовой или хозяйственно-правовой (коммерческий – в терминологии Закона Украины "О международном коммерческом арбитраже") характер, потенциально могут быть предметом арбитражного разбирательства в силу положений ХПК.

Согласно общему правилу для того чтобы окончательно установить, подлежит ли спор арбитражному разбирательству, следует убедиться в отсутствии прямого законодательного запрета на передачу соответствующей категории спора в арбитраж. В новой редакции ХПК такой запрет содержится в части первой ст. 22, где определены категории споров, которые не могут быть переданы на рассмотрение третейского суда или международного коммерческого арбитража (т. е. неарбитрабильные споры).

Напомним, что в части второй ст. 12 действующей редакции ХПК предусмотрены только три категории дел, которые не могут быть переданы на рассмотрение третейского суда, а именно: (1) споры о признании недействительными актов, (2) споры, возникающие при заключении, изменении, расторжении и исполнении хозяйственных договоров, связанных с удовлетворением государственных нужд, а также (3) корпоративные споры.

При беглом просмотре, сравнивая действующую и новую редакции ХПК, можно сделать вывод, что в новой редакции существенно расширен круг неарбитрабильных споров с возможностью дополнять этот перечень другими законами. Для общего представления относительно категорий неарбитрабильных споров согласно новой редакции ХПК предлагаем их систематизировать следующим образом:

(1) корпоративные споры (т. е. споры между участниками юридического лица или между юридическим лицом и его участником, в том числе выбывшим участником, связанные с созданием, деятельностью, управлением или прекращением деятельности такого юридического лица);

(2) производные споры о возмещении убытков, причиненных юридическому лицу действиями (бездействием) должностного лица по иску собственника (участника) такого юридического лица, поданному в его интересах;

(3) споры относительно государственной регистрации или учета прав на ценные бумаги;

(4) споры относительно признания недействительными актов, а также споры касательно обжалования актов (решений) хозяйствующих субъектов и их органов, должностных и служебных лиц в сфере организации и осуществления хозяйственной деятельности;

(5) споры относительно государственной регистрации или учета прав на недвижимое имущество, а также споры касательно требований относительно регистрации имущества и имущественных прав, осуществления других регистрационных действий, признания недействительными актов, нарушающих права на имущество (имущественные права), если такие требования являются производными от спора в отношении такого имущества или имущественных прав или корпоративного спора;

(7) некоторые категории споров относительно прав интеллектуальной собственности (например, споры относительно сбора, разглашения и использования коммерческой тайны, споры относительно регистрации и учета прав интеллектуальной собственности, споры относительно действия патентов и свидетельств, признания торговой марки хорошо известной и т. д.);

(8) споры относительно приватизации имущества, а также споры относительно заключения, изменения, расторжения и исполнения договоров о публичных закупках;

(9) споры, возникающие из отношений, связанных с защитой экономической конкуренции, ограничением монополизма в хозяйственной деятельности, защитой от недобросовестной конкуренции, в том числе споры касательно обжалования решений Антимонопольного комитета Украины и дела по заявлениям органов Антимонопольного комитета Украины;

(10) споры в делах о банкротстве и делах с имущественными требованиями к должнику, в отношении которого открыто производство по делу о банкротстве (например, споры о признании недействительными договоров, заключенных должником, в том числе по иску контролирующего органа), а также делах по заявлениям об утверждении планов санации должника до открытия производства по делу о банкротстве;

(11) споры касательно обжалования решений третейских судов и выдачи приказа на принудительное исполнение решений третейских судов, созданных согласно Закону Украины "О третейских судах".

Из указанного выше следует, что, устанавливая новые правила арбитрабильности споров, законодатель преследовал цель как можно точнее определить линию демаркации между компетенцией государственных судов и арбитража. При этом в определенной мере была утеряна изначальная концепция, закрепленная в Стратегии судебной реформы, касательно увеличения перечня категорий дел, которые могут быть арбитрабильными.

Очевидно, что в отношении вышеуказанных неарбитрабильных категорий споров красной нитью проходит их потенциальная возможность затрагивать публичные интересы. В то же время следует отметить, что большинство таких споров не могли и не могут быть переданы на рассмотрение арбитража в силу их правовой природы, а не наличия соответствующей нормы в ХПК.

Обратной стороной медали подхода, использованного в ХПК, является то, что в реальной жизни вполне могут возникнуть ситуации, когда конкретный спор, который формально принадлежит к категории неарбитрабильных согласно ХПК, будет затрагивать гражданско-правовые (коммерческие) аспекты отношений между сторонами. В таком случае искусственное ограничение права сторон обратиться в арбитраж как альтернативный способ разрешения споров представляется необоснованным. К слову, данная проблематика частично адресована в части второй ст. 22 новой редакции ХПК, согласно которой гражданско-правовые аспекты (1) споров относительно приватизации имущества, (2) споров относительно защиты экономической конкуренции, ограничения монополизма в хозяйственной деятельности, (3) споров, возникающих из отношений, связанных с защитой от недобросовестной конкуренции, а также (4) споров, возникающих при заключении, изменении, расторжении и исполнении договоров о публичных закупках, могут быть переданы на решение международного коммерческого арбитража.

Арбитрабильность корпоративных споров

Вопрос арбитрабильности корпоративных споров является одним из самых дискутируемых. В ст. 22 новой редакции ХПК был сохранен подход относительно неарбитрабильности данной категории дел. Однако этой же статьей закреплена правовая возможность передать корпоративный спор на решение международного коммерческого арбитража при условии заключения соответствующего арбитражного соглашения между юридическим лицом и всеми его участниками. Следует отметить, что существующее законодательство не содержит указаний на то, должно ли такое соглашение быть изложено в формате отдельного договора или же оно может быть инкорпорировано в устав общества.

В данном контексте интересно то, что согласно п. 4 части первой ст. 20 новой редакции ХПК к спорам, относящимся к юрисдикции хозяйственных судов, отдельно отнесены "споры, возникающие из сделок относительно акций, долей, паев, других корпоративных прав в юридическом лице". Примечательно, что ст. 22 новой редакции ХПК не отсылает к данному положению как к категории неарбитрабильных споров, то есть споры, вытекающие из договоров купли-продажи акций и долей, однозначно могут быть предметом арбитражного разбирательства. Напомним, что ранее вопрос относительно того, относятся ли данные споры к категории корпоративных споров, в судебной практике не нашел последовательного ответа. Также были случаи, когда недобросовестные должники успешно ссылались на сложившуюся правовую неопределенность в этом вопросе для уклонения или искусственного затягивания исполнения арбитражных решений, заявляя о корпоративном характере спора и его подсудности исключительно хозяйственным судам Украины.

Вопросы близкого будущего

Несмотря на то, что результаты судебной реформы в целом можно будет оценить только через определенное время, вполне возможно (и, вероятнее всего, так и будет), что уже сразу после вступления в силу новой редакции ХПК перед юридическим сообществом будет поставлен ряд вызовов и вопросов, в том числе в отношении арбитрабильности.

Прежде всего, это касается текущих арбитражных разбирательств, а также вынесенных, но еще не исполненных арбитражных решений в спорах, которые по формальным признакам будут квалифицированы как неарбитрабильные с 15 декабря 2017 года. Ведь согласно ст. V (2)(a) Конвенции о признании и приведении в исполнение иностранных арбитражных решений (Нью-Йорк, 1958) в признании и приведении в исполнение арбитражного решения может быть также отказано, если компетентная власть страны, в которой испрашивается признание и приведение в исполнение, найдет, что объект спора не может быть предметом арбитражного разбирательства по законам этой страны. При этом согласно общему правилу, закрепленному в новых редакциях процессуальных кодексов, судопроизводство должно осуществляться в соответствии с законами, действующими во время совершения отдельных процессуальных действий, рассмотрения и разрешения дела. То есть нельзя исключить вероятность того, что, решая вопрос об исполнимости арбитражного решения после 15 декабря 2017 года, суд будет руководствоваться новыми нормами ХПК касательно арбитрабильности и будет иметь формальные основания отказать в признании и приведении в исполнение арбитражного решения, если оно было вынесено в споре из категории неарбитрабильных. В то же время такой формалистический подход явно будет дискредитирующим в отношении арбитража как надежного способа разбирательства, поэтому надеемся, что суды будут руководствоваться духом закона, применяя законодательство относительно арбитрабильности споров, действующее на момент заключения арбитражного соглашения или на момент начала арбитражного разбирательства, или же изберут иной справедливый подход к данному вопросу.

Также для практикующих юристов не лишним будет рекомендовать клиентам провести проверку арбитражных соглашений, заключенных с контрагентами, на предмет их соответствия новым правилам арбитрабильности и соответствующей возможности приведения в исполнение, а также провести переоценку рисков и перспектив планируемых или текущих арбитражных процессов с учетом нововведений ХПК.