logo-image
Порочная связь
Автор: Светлана Чепурная, Марина Головко, Роман Подзизей
Источник: Юридическая практика. – 2017. – №11. – 14 марта. – стр.20
Скачать

Изменение структуры собственности, устранение деловых связей с Крымом и территориями, подконтрольными "ДНР" и "ЛНР", сегодня становятся наиболее действенными методами снижения санкционного риска

Российский бизнес, бесспорно, имеет значительное влияние на фармацевтический рынок Украины. Многие украинские граждане прекрасно знают и используют целый спектр лекарств российского производства, которые из года в год ввозятся импортерами из России. Известны также некоторые отечественные фармкомпании, владельцами которых являются резиденты Российской Федерации (РФ). Однако сегодня уже ни для кого не секрет, что с 2014 года российский бизнес на Украине, включая фармацевтическую сферу, находится в зоне так называемого санкционного риска. Впрочем, далеко не всем известно, кто же на самом деле попадает в зону риска, а также не совсем понятны основания для применения санкций, последствия их введения и меры, которые стоит предпринять, чтобы максимально обезопасить свой бизнес от санкций. В этой статье мы вкратце рассмотрим указанную проблематику на примере фармацевтического бизнеса.

"Анамнез санкционной болезни"

Оккупация Крыма, конфликт на востоке страны и самопровозглашение так называемых Донецкой и Луганской народных республик ("ДНР" и "ЛНР") послужили основанием для принятия в 2014 году Закона Украины "О санкциях" (Закон). Закон предоставил возможность определенным органам Украины (например, Совету национальной безопасности и обороны Украины (СНБО) применять специальные экономические и другие ограничительные меры, то есть секторальные и персональные санкции. В конечном итоге с момента вступления в силу Закона было принято несколько санкционных списков о применении персональных санкций в отношении ряда юридических и физических лиц. Санкции особо не затронули фармацевтический рынок, но в будущем ситуация может измениться.

В зоне риска — потенциальные пациенты. Закон установил широкий круг лиц, к которым могут быть применены санкции, и среди оснований для их применения указал на действия лиц, создающие реальные или потенциальные угрозы для территориальной целостности Украины, содействующие террористической деятельности или приводящие к оккупации территории. Также санкции могут быть применены и в отношении украинской компании, если она находится под контролем иностранного лица, осуществляющего указанные действия. Как известно, Украина признала РФ государством-агрессором и государством-оккупантом, которое поддерживает терроризм. Поэтому можно прийти к выводу о том, что в зоне санкционного риска могут находиться:

— украинские фармкомпании, которые принадлежат резидентам РФ или находятся под их контролем;

— собственники украинских фармкомпаний — юридические или физические лица (резиденты РФ);

— российские фармкомпании, которые производят лекарства в РФ и поставляют их на Украину;

— иностранные фармкомпании не из РФ, которые принадлежат резидентам РФ или находятся под их контролем.

Все под контролем

В целом под понятием "контроль" в законодательстве Украины понимается возможность прямо или опосредованно оказывать решающее влияние на деятельность компании, например, путем владения (прямо или опосредованно) более 50 % ее доли (акций). Однако Закон не детализирует понятие "контроль" и не ссылается на законодательство, которое его раскрывает, а ряд законодательных актов определяют его по-разному. На практике государственные органы Украины могут применять разные субъективные подходы к трактовке понятия "контроль" в процессе принятия решений о применении санкций и толковать его достаточно широко.

В частности, как показывает правоприменительная практика, в некоторых случаях государственные органы устанавливают факт наличия контроля в широком его понимании и применяют санкции также к компаниям-резидентам, у которых конечным бенефициаром выступает резидент РФ. Для определения конечного бенефициара при отсутствии формального владения может использоваться информация о любой аффилированной связи реального собственника с формальными владельцами компании и/или менеджментом так называемых компаний-про­слоек (при их наличии). По этому вопросу показательным является дело с участием украинской лотерейной компании, в отношении которой был инициирован вопрос о применении санкций, поскольку было установлено, что она является частью российской группы, так как, к примеру, член совета директоров материнской компании занимал руководящую должность в одной из компаний этой российской группы.

Судебная практика указывает на то, что санкции применяются персонально (адресно) к тем лицам, которые внесены в санкционные списки. Таким образом, введение персональных санкций в отношении материнской компании (или бенефициара) не влечет за собой автоматического применения санкций в отношении дочерней компании (как и наоборот), но может послужить поводом для такого применения, тем более что Закон не ограничивает возможность одновременного применения санкций к украинской "дочке" и материнской компании (бенефициару).

"Запретная зона"

Следует отметить, что Закон устанавливает обширный перечень оснований для применения санкций и размытые законодательные формулировки не позволяют в полной мере понять, какие конкретные действия способны стать причиной применения санкций. Однако, исходя из всестороннего анализа законодательства по данному вопросу, можно предположить, что даже прямое или опосредованное ведение бизнеса в Крыму или на территориях, подконтрольных "ДНР" и "ЛНР", послужит основанием для применения санкций и в зоне риска также окажутся украинские и иностранные фармкомпании, которые имеют бизнес-связи с Крымом и территориями, подконтрольными "ДНР" и "ЛНР".

Болезненный вопрос лицензий

Как известно, фармацевтическая деятельность подлежит лицензированию, и аннулирование лицензий является одним из болезненных видов санкций для фармкомпаний.

В частности, новый Закон о лицензировании ограничил осуществление лицензируемых видов деятельности лицами, которые находятся под контролем лиц (резидентов) из государства-агрессора, и позволил украинским органам лицензирования аннулировать лицензии у таких лиц. Похожие нормы содержатся также в новых лицензионных условиях, регулирующих производство, импорт, оптовую и розничную торговлю лекарственными средствами. Следовательно, Государственная служба Украины по лекарственным средствам и контролю за наркотиками (Гослекслужба) имеет право, к примеру, аннулировать лицензию у фармкомпании, более 50 % доли (акций) которой прямо или опосредованно принадлежит резиденту РФ. На этом основании Гослекслужба уже аннулировала лицензии у нескольких украинских фармкомпаний (например, у ООО "Клиникал Трайл Лоджистик Украина", ООО "ИМП-Логистика Украина", ДП "Нижфарм-Украина", ЧП "Дао-Фарм").

Есть ли лекарство от санкций?

Согласно публично доступной информации, фармкомпании не оспаривали в судах решения Гослекслужбы об аннулировании лицензий. Однако такая правоприменительная практика существует в других сферах бизнеса и свидетельствует о том, что оспаривание решений об аннулировании лицензий на основании наличия "российского контроля" бесперспективно. Вполне возможно, что в нашем государстве также существует практика оспаривания включения субъектов в санкционные списки, однако такие решения не находятся в публичном доступе. Впрочем, учитывая политическую составляющую процесса, а также недостаточное урегулирование на законодательном уровне механизмов практической реализации санкций, можно предположить, что успех оспаривания включения лиц в санкционный список в судебном порядке на данный момент представляется малоэффективным инструментом защиты. Таким образом, изменение структуры собственности, устранение деловых связей с Крымом и с территориями, подконтрольными "ДНР" и "ЛНР", сегодня являются наиболее действенными методами для снижения санкционного риска.