logo-image
Что не так в свежем отчете Антимонопольного комитета о государственной помощи?
Автор: Елена Гадомская
Источник: zn.ua, 25 сентября 2020 г.

В опубликованном в начале сентября отчете Антимонопольный комитет подсчитал, что в 2019 году из 138 млрд грн государственных расходов чуть более 17 млрд грн считаются государственной помощью в соответствии со стандартами ЕС. Для сравнения, за 2018 год АМКУ насчитал всего 3 млрд грн госпомощи.

Такие цифры государственной помощи Антимонопольный комитет показал с разных ракурсов. Например, разделил их на 16,6 млрд грн разрешенной и 740 млн грн неразрешенной государственной помощи.

Разрешенные суммы государственной помощи означают, что комитет уверен в том, что бюджетный ресурс предоставлен в минимально нужном размере и в оптимальной форме и покрывает отдельно определенные расходы компаний, а также в том, что соблюдены другие правила предоставления помощи.

Неразрешенной считается помощь, которую органы власти предоставляли или планировали предоставить с нарушением законодательства о государственной помощи и которую согласно закону компаниям-получателям, как правило, нужно возвращать в местные или государственный бюджеты.

Зачем Антимонопольный отслеживает государственную помощь?

С 2017 года Антимонопольный комитет, кроме привычных для себя функций, получил право мониторить и контролировать предоставление государственной помощи компаниям в форме государственных гарантий, субсидий, налоговых льгот, списания задолженности или в любой другой. Комитет оценивает поданные органами власти планы предоставления компаниям бюджетного финансирования или других государственных ресурсов и разрешает либо запрещает помогать им. Все это происходит в порядке, определенном в законе о государственной помощи субъектам хозяйствования, который Верховная Рада приняла согласно требованиям Соглашения об ассоциации Украины с Евросоюзом.

Из уведомлений органов власти о новой государственной помощи, их ежегодных отчетов об оказанной помощи и полученной из любых источников информации о помощи комитет отфильтровывает, какие акты органов власти содержат государственную помощь, а какие из них являются только государственной поддержкой.

Не всякая поддержка государства, то есть не все субсидии, гарантии, льготы за счет бюджетов, является государственной помощью, а только та, в которой комитет установит все элементы, позволяющие назвать поддержку помощью. Так, государственный ресурс должен передаваться только компаниям, которые в состоянии предлагать товары или услуги на рынке, в результате чего такие компании улучшают свои позиции на рынке с соответствующим влиянием на конкуренцию. К государственной помощи, в отличие от государственной поддержки, комитет применяет специальные правила госпомощи, чтобы определить, допустимо ли государственное вмешательство в конкуренцию.

Для того чтобы выполнить Соглашение об ассоциации и иметь представление об объемах всего ежегодно предоставляемого и прощенного из бюджетов страны всех уровней, комитет составляет отчеты о государственной помощи. Он делает это также для того, чтобы Еврокомиссия имела доступ к данным о государственной помощи в Украине и могла оценить, насколько безопасно вкладываться в бизнес в нашей стране, учитывая уровень вмешательства государства в конкуренцию. И мне, например, тоже интересно, на какие суммы и для чего я, платя налоги, поддержала коммунальные или государственные компании. В этом году комитет установил, что каждый гражданин предоставил 107 грн государственной помощи.

Какие цифры считал АМКУ и что получилось?

Отчет о государственной помощи покажет вам неполную картинку того, как обстояли дела с использованием средств налогоплательщиков в 2019 году, каковы общие цифры выделенной из бюджетов разного уровня государственной поддержки и отдельные цифры разрешенной и неразрешенной государственной помощи.

Вы увидите объемы расходования бюджетных средств органами власти в городах и некоторых областях только по видам государственной помощи, ее формам, целям предоставления и другим категориям.

Причина такой неполноты данных в том, что практически все министерства, являющиеся крупнейшими распорядителями средств государственной казны, третий год делают вид, что не слышали об обязанности сообщать комитету о планах помочь компаниям за счет государства. Среди министерств наиболее активно выполняет закон о государственной помощи и подает в комитет сообщения о государственной помощи Министерство экономики.

Третий год комитет фиксирует то, что все чувствовали, но никто не показывал на бумаге, — наибольшие объемы бюджетных средств и других ресурсов получают именно коммунальные компании.

В основном государственная помощь оказывалась в форме субсидий, гарантий из местных бюджетов, бюджетного возмещения убытков, налоговых льгот для работы наземного транспорта, сферы развлечений, авиационного транспорта, обслуживания зданий и территорий. Прошлогодними лидерами в предоставлении государственной помощи стали власти Киева с 99 решениями о государственной помощи на 1,6 млрд грн и Запорожской области — на 814 млн.

В отношении остальных 116 млрд грн из сообщенных органами власти 138 млрд грн комитет не нашел признаков государственной помощи и оставил финансирование в статусе поддержки. Это означает, что органы власти могут беззаботно предоставлять средства коммунальным компаниям на высадку цветов на клумбах, подметание дорог, подстригание кустов, и правила государственной помощи к такому финансированию не применяются.

Что не так с отчетом?

Из бюджетных 138 млрд грн государственной поддержки в основном коммунальных компаний Антимонопольный комитет назвал государственной помощью почти 16,6 млрд грн. и разрешил ее предоставление. Недопустимой для конкуренции государственной помощью стала сумма в примерно 740 млн грн, которая пошла или должна была пойти на содержание коммунальными компаниями домов, придомовых территорий, сферы обращения с бытовыми отходами, осуществление функций заказчика на строительство, реконструкцию и ремонт объектов инфраструктуры. Для сравнения, в 2018 году комитет отыскал 426 млн грн недопустимой для конкуренции помощи.

Думаю, масштабы предоставленной, не сообщенной и не оцененной АМК и, возможно, недопустимой для конкуренции государственной помощи на самом деле могут быть гораздо больше, чем показаны в отчете о государственной помощи. Но я бы не говорила о прямом злом умысле комитета в «недоцифрах» государственной помощи. Возможно, этот умысел есть у крупных поставщиков государственной помощи — органов власти, которые практически не выполняют требования законодательства об обязательном предварительном уведомлении АМКУ о проектах по государственной поддержке компаний или видов деятельности. Поэтому Европейской комиссии и мне пока остается только додумывать, какова ситуация с реальным влиянием государственной помощи на конкуренцию, и радоваться за коммунальные компании с их полученными миллиардами государственной помощи.

Антимонопольному комитету есть куда копать при оценке целесообразности использования бюджетных средств органами исполнительной власти, тем более что существуют убедительный механизм возврата государственных ресурсов и закон, позволяющий собирать информацию о планах власти поделиться государственным ресурсом из любых источников — из услышанных по телевизору спичей чиновников, из прочитанных на сайтах министерств пресс-релизов. Но, вероятно, для «глубокого копания» маловато тех 30 специалистов, которые в комитете контролируют соблюдение правил предоставления государственной помощи по всей Украине.

Евросоюз еще может подождать с реальной и полной картиной об объемах, формах, видах государственной помощи в нашей стране. Потому что согласно условиям Соглашения об ассоциации еще есть немного времени: до 2021 года — для создания полного реестра государственной помощи в Украине и до 2023 года — для приведения программы государственной помощи в соответствие с критериями Евросоюза.

Чтобы Украина успела выполнить обещанное в соглашении с ЕС и не остановила движение в направлении евроинтеграции, не только Антимонопольный комитет должен работать над вопросами контроля государственной помощи. Эта сфера — совместная ответственность Украины, ее органов власти в целом. И в случае провала в этой сфере возможен разворот на 180 градусов на пути присоединения к ЕС.