Публікації | Asters

"У послужному списку команди –
юридичний супровід найзначніших транзакцій"
PLC Which Lawyer?

Публікації

10 січня 2000

Особливості оподаткування залученого капіталу


Автор: Вадим Самойленко
Джерело: Бізнес. - 2000 - №1-2. - Бухгалтерія, право, податки, консультації. - с.53-74

Статтю можна прочитати нижче мовою оригіналу.

Особенности налогообложения привлечённого капитала

В данной статье рассматриваются налоговые аспекты получения предприятиями различных капиталовложений от внешних инвесторов - резидентов и нерезидентов, юридических и физических лиц. Объектом анализа являются налог на прибыль предприятий и налог на добавленную стоимость. Статья представляет собой своеобразное справочное пособие для руководителей, бухгалтеров, юристов как компаний – инвесторов, так и предприятий - получателей капитала, а также других участников инвестиционной деятельности в Украине.

Налоговое планирование является краеугольным камнем процесса привлечения капитала для создания и развития бизнеса. Незрелое и ультрафискальное законодательство Украины изобилует правовыми коллизиями и парадоксами. Без тщательного юридического и бухгалтерского анализа последствий появления у компании привлечённых денежных средств или имущества, а также возникающих в этой связи обязательств перед кредиторами и государством последствия могут быть самыми печальными. Предприятие вполне может оказаться в ситуации, когда значительную часть полученных активов придётся отдать государству в виде налогов, а оставшегося не хватит даже на то, чтобы уплатить проценты кредиторам.

Возникающие при привлечении капитала налоговые правоотношения сложны и многообразны. Как правило, капиталовложения влекут за собой возникновение у сторон инвестиционных правоотношений ряда обязательств по уплате налогов и налоговых платежей (сборов) перед государственным бюджетом, местными бюджетами и государственными целевыми фондами. При этом основными, наиболее значительными в денежном выражении являются обязательства по налогу на прибыль предприятий (далее – НПП) и налогу на добавленную стоимость (далее – НДС).

Для принятия стратегических решений руководителям сторон инвестиционных правоотношений и другим участникам таких процессов необходимо прежде всего знать специфику этих двух налогов и учитывать её в конкретных ситуациях. Поэтому именно НПП и НДС являются объектами анализа в предлагаемом исследовании.

С гражданско-правовой точки зрения возникающие при получении капитала правоотношения, как правило, образуют систему «должник – кредитор». Предприятие – получатель капитала является гражданско-правовым должником. Это определение значительно шире его финансового понимания как лица, которое должно произвести в пользу кредитора платёж денежными средствами.

В широком понимании должник – это обязанное лицо. Обязанности должника могут заключаться в совершении или, наоборот, в воздержании от совершения определённых действий, носить денежный или имущественный характер, а также состоять в реализации имущественных прав. По отношению к кредитору должник также обладает комплексом прав, основное их которых – получить объект долгового обязательства от кредитора.

Кредитором, т. е. предоставляющим капитал лицом, является субъект правоотношения, который в обмен на передачу должнику объекта долгового обязательства приобретает различные права. Исходя из предмета долгового обязательства кредитор может выступать как заимодавец, финансовый кредитор, учредитель, участник, акционер, собственник долговой или паевой ценной бумаги (далее – ЦБ).

С точки зрения гражданского права привлекаемым должником капиталом могут являться деньги, вещи, имущественные права, а также выполненные кредитором в пользу должника работы или оказанные последнему услуги. Налоговое право рассматривает привлекаемый капитал, группируя его в следующие категории: денежные средства, товары (которые, наряду с прочими, включают такие объекты как ЦБ и имущественные права), работы и услуги.

Необходимо учитывать, что нормативные поля гражданского права и налогового права лежат в различных плоскостях. При этом терминологический инструментарий и регулирование отношений в этих двух отраслях права не являются взаимозаменяемыми и, несмотря на их большую внешнюю схожесть, не могут использоваться по аналогии даже в случае обнаружения правоприменителем пробела в законодательстве.

Специальными правовыми нормами законодатель определил области применения соответствующих законов (ч. 3 ст. 2 Гражданского кодекса Украины (далее – ГК), абзац первый ст. 1 Закона Украины «О налогообложении прибыли предприятий» в редакции Закона Украины «О внесении изменений и дополнений в Закон Украины «О налогообложении прибыли предприятий» от 22 мая 1997 г. № 283/97-ВР с изменениями и дополнениями (далее – Закон о прибыли), абзац первый ст. 1 Закона Украины «О налоге на добавленную стоимость» от 3 апреля 1997 г. № 168/97-ВР с изменениями и дополнениями (далее – Закон об НДС)).

Гражданско-правовое понимание природы и последствий каких-либо действий участников хозяйственных сделок, а также их экономическая сущность могут значительно отличаться от налогового учёта этих операций. Порой возникают налоговые ситуации, совершенно алогичные и парадоксальные с экономической точки зрения.

Увы, но система отечественного налогообложения имеет собственную логику, которая заключается в максимизировании платежей в государственную казну, а не в оптимизировании хозяйственных процессов и их регулировании для пользы общества и экономики при помощи фискальной политики. Поэтому для предотвращения налоговых «катастроф» в деятельности предприятия любая экономическая операция должна тщательно планироваться с привлечением высококвалифицированных юристов и бухгалтеров.

С точки зрения правовой природы и налогового статуса привлечённый предприятием капитал можно классифицировать следующим образом:

1) безвозмездный;

2) возмездный.

По характеру юридического оформления сделки безвозмездный капитал передаётся предприятию, главным образом, в рамках отношений:

1) правопреемства;

2) займа;

3) дарения;

4) безвозмездного пользования.

Исходя из природы вознаграждения, получаемого кредитором за капиталовложение, возмездный капитал целесообразно разделить на:

1) долговой, опосредующий кредитные отношения;

2) паевой, оформляющий право участия кредитора в управлении предприятием-должником, право на получение от последнего дохода или имущества.

В свою очередь долговой капитал по характеру юридического оформления сделки разделяется на:

1) договорный, когда отношения должника и кредитора регулируются гражданско-правовым соглашением:

а) кредита;

б) лизинга;

2) документарный, при котором должник эмитирует в пользу кредитора ЦБ:

а) облигации предприятия;

б) сберегательные сертификаты;

в) векселя (финансовые).

По тому же критерию паевой капитал можно классифицировать следующим образом:

1) договорный, когда отношения должника и кредитора регулируются гражданско-правовым соглашением:

а) совместной деятельности;

б) учреждения предприятия, отличного от акционерного общества;

2) документарный, при котором должник эмитирует в пользу кредитора ЦБ:

а) акции;

б) инвестиционные сертификаты инвестиционного фонда или инвестиционной компании.

1. Безвозмездный капитал

Под безвозмездным получением капитала понимается его передача в собственность или в пользование предприятия, при которой у получателя не возникает обязанности уплатить контрагенту какое-либо вознаграждение за произведённое капиталовложение. Безвозмездный капитал может предоставляться предприятию как на безвозвратной, так и на возвратной основе.

В первом случае у получателя возникает неограниченное право собственности на переданное имущество. Во второй ситуации, право собственности либо не возникает (безвозмездное пользование), либо возникшее у должника право собственности на имущество создаёт у него равноценную обязанность в отношении кредитора (заём).

1.1. Правопреемство

Предприятие получает капитал в порядке правопреемства в случае различных реорганизаций. Реорганизациями, которые ведут к притоку капитала в предприятие, являются слияние предприятий и присоединение одного предприятия к другому.

Статья 37 ГК следующим образом регулирует правоотношения по реорганизации юридических лиц путём слияния и присоединения: «При слиянии и разделении юридических лиц имущество (права и обязанности) переходит к вновь возникшим юридическим лицам. При присоединении юридического лица к другому юридическому лицу его имущество (права и обязанности) переходит к последнему».

Согласно ч. 5 ст. 34 Закона Украины «О предприятиях в Украине» от 27 марта 1991 г. № 887-XII с изменениями и дополнениями (далее – Закон о предприятиях) в случае слияния предприятия с другим предприятием все имущественные права и обязанности каждого из них переходят к предприятию, которое возникло в результате слияния. При присоединении одного предприятия к другому к последнему переходят все имущественные права и обязанности присоединённого предприятия.

В соответствии с ч. 1 ст. 19 Закона Украины «О хозяйственных обществах» от 19 сентября 1991 г. № 1576-XII с изменениями и дополнениями (далее – Закон о хозобществах) при реорганизации общества вся совокупность прав и обязанностей общества переходит к его правопреемникам.

Так как не происходит движения активов между налогоплательщиками в рамках товарного обращения, то объект налогообложения при правопреемстве не возникает. Меняется лишь «оболочка» налогоплательщика, его реквизиты. Активы и пассивы правопредшественника поступают к правопреемнику по соответствующему передаточному балансу. Все налоговые обязательства переносятся на новое лицо – правопреемника.

Например, при реорганизации предприятия путём его присоединения к другому предприятию происходит увеличение уставного фонда последнего на сумму уставного фонда присоединяемого предприятия.

Так, п. 1.10 Положения о порядке регистрации выпуска акций и информации об их эмиссии при реорганизации обществ, утверждённого решением Государственной комиссии по ценным бумагам и фондовому рынку (далее – ГКЦБФР) от 30 декабря 1998 г. № 221 и зарегистрированного в Министерстве юстиции Украины (далее – Минюст) 4 марта 1999 г. за № 137/3430, (далее – Положение о выпуске акций при реорганизации) устанавливает, что сумма размеров уставных фондов всех обществ до реорганизации (на момент принятия решения об их реорганизации) должна быть равна сумме размеров уставных фондов всех обществ, созданных путём реорганизации (на момент регистрации выпуска акций).[1]

В соответствии с пп. «а» п. 3.2 Положения о выпуске акций при реорганизации во время эмиссии акций при реорганизации путём присоединения высший орган каждого общества должен принять решения о такой реорганизации и о согласовании проекта договора о присоединении (при этом тексты проекта договора, который согласовывается высшим органом каждого реорганизуемого общества, должны быть идентичными). Общество, к которому происходит присоединение, обязано принять решение об эмиссии акций. Присоединяемое общество дополнительно принимает решение об утверждении передаточного акта (баланса).

Пункт 3.3 Положения о выпуске акций при реорганизации указывает, что договор о присоединении должен содержать сведения о порядке и условиях присоединения, о также порядок обмена акций или долей в уставном фонде общества, реорганизуемого путём присоединения, на акции или доли в уставном фонде общества, к которому происходит присоединение.[2]

Таким образом, с позиций Закона о прибыли при реорганизации совершаются следующие операции.

1. Предприятие-правопреемник вновь (при слиянии) или дополнительно (при присоединении) эмитирует корпоративные права на сумму формирования (увеличения) своего уставного фонда, которая равна суммарному размеру уставных фондов сливающихся предприятий (размеру уставного фонда присоединяемого предприятия).

Согласно п. 1.8 Закона о прибыли корпоративные права представляют собой право собственности на долю (пай) в уставном фонде (капитале) юридического лица, включая права на управление, получение соответствующей доли прибыли такого юридического лица, а также доли активов в случае его ликвидации в соответствии с действующим законодательством.

2. Собственник или собственники (участники, акционеры) сливающихся предприятий (присоединяемого предприятия) производят прямые инвестиции во вновь (дополнительно) эмитированные предприятием-правопреемником корпоративные права. При этом общая сумма таких инвестиций равна суммарному размеру уставных фондов сливающихся предприятий (размеру уставного фонда присоединяемого предприятия).

В соответствии с абзацем вторым пп. 1.28.2 Закона о прибыли прямая инвестиция представляет собой хозяйственную операцию, которая предусматривает внесение средств или имущества в уставной фонд юридического лица в обмен на корпоративные права, эмитированные таким юридическим лицом.

Подпункт 4.2.5 Закона о прибыли устанавливает, что в состав валового дохода налогоплательщика не включаются суммы средств или стоимость имущества, которые поступают налогоплательщику в виде прямых инвестиций в корпоративные права, эмитированные таким налогоплательщиком. Таким образом, активы, полученные предприятием в порядке правопреемства при реорганизациях путём слияния и присоединения, не попадают в объект обложения НПП.

Закон об НДС весьма своеобразно регулирует ситуацию правопреемства.

Подпункт 3.2.8 Закона об НДС не включает в объект обложения НДС операции по передаче основных фондов в качестве взноса в уставные фонды юридических лиц для формирования их целостного имущественного комплекса в обмен на их корпоративные права; продаже за компенсацию совокупных валовых активов налогоплательщика (с учётом стоимости гудвилла) другому налогоплательщику.

Под целостным имущественным комплексом подразумеваются активы, совокупность которых обеспечивает ведение отдельной предпринимательской деятельности на постоянной и регулярной основе и срок использования которых превышает двенадцать календарных месяцев.

Под продажей совокупных валовых активов Закон об НДС понимает продажу предприятия как отдельного объекта предпринимательства или включение валовых активов предприятия или его части в состав активов другого предприятия. При этом предприятие-покупатель приобретает права и обязанности (является правопреемником) предприятия, которое продаёт такие активы.

Формулировки пп. 3.2.8 Закона об НДС достаточно широки, чтобы охватить случаи реорганизаций предприятий, и в них отчётливо видна воля законодателя не включать в объект обложения НДС движение активов налогоплательщиков в рамках их реорганизаций. Но, увы, соответствующее волеизъявление законодателя (текст рассматриваемой нормы) далеко от совершенства.

Во-первых, при реорганизации предприятия путём его присоединения это предприятие в обмен на корпоративные права передаёт предприятию-правопреемнику не только основные активы (фонды), но и оборотные активы. Однако, первая фраза абзаца первого пп. 3.2.8 Закона об НДС умалчивает об оборотных активах. Это делает проблематичным полное выведение из объекта обложения НДС операции по передаче имущества предприятию-правопреемнику в процессе присоединения к нему другого предприятия.

Во-вторых, продажа совокупных валовых активов (которая подразумевает, в том числе, «включение валовых активов предприятия… в состав активов другого предприятия» и соответствует ситуациям слияния предприятий и присоединения одного предприятия к другому) должна производиться «за компенсацию» (вторая фраза абзаца первого пп. 3.2.8 Закона об НДС). На первый взгляд, в рассматриваемых реорганизациях предприятие-правопреемник не компенсирует контрагенту стоимость передаваемых ему активов (в традиционном налоговом понимании компенсации как платежа денежными средствами или путём передачи имущества).

Однако, «продажа совокупных валовых активов» сливающихся предприятий или присоединяемого предприятия всё-таки происходит «за компенсацию».

1. Для определения объёма понятия «компенсация» в значении, которое придаёт ему Закон об НДС, проведём контекстуальный анализ пп. 4.1 данного нормативного акта.[3]

Согласно данной норме при определении базы обложения НДС операций по продаже товаров (работ, услуг) в состав договорной (контрактной) стоимости включаются любые суммы средств, стоимость материальных и нематериальных активов, которые передаются налогоплательщику непосредственно покупателем или через любое третье лицо в связи с компенсацией стоимости товаров (работ, услуг), проданных (выполненных, предоставленных) таким налогоплательщиком.

Таким образом, Закон об НДС считает компенсацией следующие активы:

1) денежные средства, то есть гривну или иностранную валюту (п. 1.3 Закона о прибыли);

2) материальные активы;

3) нематериальные активы.[4]

В соответствии с п. 49 Положения об организации бухгалтерского учёта и отчётности в Украине (с изменениями и дополнениями), утверждённого постановлением Кабинета Министров Украины от 3 апреля 1993 г. № 250, в составе нематериальных активов отображаются приобретённые предприятием, учреждением права пользования землёй, водой, другими природными ресурсами, промышленными образцами, товарными знаками, объектами промышленной и интеллектуальной собственности и другие аналогичные имущественные права.

Согласно п. 1.8 Закона о прибыли корпоративные права представляют собой право собственности на долю (пай) в уставном фонде (капитале) юридического лица, включая права на управление, получение соответствующей доли прибыли такого юридического лица, а также доли активов в случае его ликвидации в соответствии с действующим законодательством. По своей правовой природе корпоративные права являются имущественными правами и, следовательно, входят в состав нематериальных активов предприятия.

Таким образом, при продаже товаров (работ, услуг) их «компенсацией» в значении Закона об НДС будет являться, в том числе, передача контрагенту (продавцу) корпоративных прав.[5]

2. В результате реорганизации собственник или собственники (участники, акционеры) сливающихся предприятий или присоединяемого предприятия получают корпоративные права предприятия-правопреемника, номинальная стоимость которых равна суммарному размеру уставных фондов сливающихся предприятий (размеру уставного фонда присоединяемого предприятия). Эти корпоративные права являются компенсацией указанных лиц за передачу в собственность предприятия-правопреемника совокупных активов сливающихся предприятий или присоединяемого предприятия.

Следовательно, операция по передаче предприятием своих активов другому предприятию в результате слияния предприятий или присоединения первого к последнему является «продажей за компенсацию совокупных валовых активов» путём включения валовых активов предприятия-правопредшественника в состав активов предприятия-правопреемника, при котором последнее приобретает права и обязанности первого. В соответствии с абзацем первым пп. 3.2.8 Закона об НДС эта операция не является объектом обложения НДС.

Такой же точки зрения придерживается Главная налоговая администрация Украины (далее – ГНАУ). В последнем абзаце письма ГНАУ от 25 февраля 1999 г. № 2832/7/16-1220-26 указывается: «…Учитывая, что все имущественные права и обязанности переходят к предприятию, при передаче валовых активов вновь созданному предприятию[6]… не возникает объект обложения налогом на добавленную стоимость».

1.2. Заём

В соответствии с ч. 1 ст. 374 ГК по договору займа одна сторона (заимодавец) передаёт другой стороне (заёмщику) в собственность (в оперативное управление) деньги или вещи, определённые родовыми признаками, а заёмщик обязуется возвратить заимодавцу такую же сумму денег или равное количество вещей того же рода и качества.

Заём применяется, главным образом, в отношениях между связанными лицами, которые являются взаимными учредителями друг друга, имеют общих учредителей или лицами, между которыми сложились устойчивые хозяйственные связи.

Заём денежных средств не образует объекта обложения НДС. На это прямо указано в абзаце первом пп. 3.2.5 Закона об НДС.

Определённые фискальные осложнения имеют место в отношении займа имущества (вещей, определённых родовыми признаками). Не прекращаются попытки налоговых органов сделать такие операции объектом обложения НДС. Налоговики настаивают, что при займе имущества происходит «бесплатное предоставление товаров», что делает заёмную операцию «продажей товаров» согласно абзацу первому п. 1.4 Закона об НДС и, следовательно, объектом обложения НДС по пп. 3.1.1 Закона об НДС.

Таким фискальным «наездам» можно противопоставить следующую аргументацию, которая позволяет отстоять «безналоговый» статус займа имущества. Согласно пп. 3.1.1 Закона об НДС объектом налогообложения являются операции налогоплательщиков по продаже товаров (работ, услуг) на таможенной территории Украины. В соответствии с абзацем первым п. 1.4 Закона об НДС продажей товаров являются любые операции, осуществляемые согласно договорам купли-продажи, мены, поставки и другим гражданско-правовым договорам, предусматривающими передачу прав собственности на такие товары за (1) компенсацию, независимо от сроков её предоставления, а также операции по (2) безоплатному предоставлению товаров.

1. Отличительной чертой договора займа является его безвозмездность.

Заимодавец не получает никакой компенсации от заёмщика за переданные последнему деньги или вещи. Деньги или вещи предоставляются заёмщику бесплатно (в гражданско-правовом и экономическом смысле). По истечении срока договора займа заёмщик обязан возвратить их (такую же сумму денежных средств или такое же имущество) заимодавцу.

2. Несмотря на внешнюю парадоксальность и противоречие с приведённым выше положением, передача имущества заёмщику по договору займа не может считаться и операцией по безоплатному (в налоговом понимании) предоставлению товаров.

В соответствии с абзацем вторым п. 1.23 Закона о прибыли[7] безоплатно предоставленные товары (работы, услуги) – это товары, предоставляемые налогоплательщиком согласно договорам дарения, другим договорам, не предусматривающим денежной или иной компенсации стоимости таких материальных ценностей и нематериальных активов или их возврата. Однако, хотя договор займа не предусматривает компенсации стоимости передаваемого заёмщику имущества, он как раз предусматривает его последующий возврат заимодавцу.

Следует обратить внимание, что абзац второй п. 1.23 Закона о прибыли рассматривает товар как «материальную ценность», то есть безотносительно к каким-либо индивидуальным признакам этого товара. Если в результате операции такой товар – материальная ценность возвращается налогоплательщику, то этот товар предоставлялся им другому лицу не безоплатно, и п. 1.23 Закона о прибыли к этому правоотношению применить нельзя.

Часть 1 ст. 374 ГК позволяет занимать только вещи, определённые родовыми признаками. Возврат, скажем, 1 тонны пшеницы 1-го класса урожая 1999 г. вместо первоначально полученной 1 тонны пшеницы 1-го класса урожая 1998 г. совершенно правомерен в рамках отношений займа.

Как вещи, эти тонны пшеницы имеют одинаковые родовые признаки (1-го класса), как товары – одинаковую материальную ценность (которая понимается как потребительская стоимость, а не денежная стоимость). Рассматривая этот заём с точки зрения Закона о прибыли и Закона об НДС, приходим к выводу, что «материальные ценности» (пшеница) были «возвращены», «безоплатного предоставления товаров» не было, и «продажи товаров» также не состоялось.

Таким образом, в результате операций с имуществом по договору займа у сторон не появляется обязательств по НДС.

Полученное в заём имущество не является также и валовым доходом предприятия-заёмщика. В соответствии с абзацем вторым пп. 4.1.6 Закона о прибыли валовой доход включает доходы «в виде… стоимости товаров… безоплатно предоставленных налогоплательщику». Но, как мы убедились ранее, при займе имущества нет его безоплатного предоставления ни в понимании Закона об НДС, ни по Закону о прибыли.

Что касается займа денежных средств, Закон о прибыли не содержит прямых норм, позволяющих включить такие суммы в валовой доход заёмщика. Наоборот, контекстуальный анализ пп. 4.1.6 Закона о прибыли позволяет сделать вывод, что законодатель не относит сумму займа к валовому доходу его получателя.

Согласно данной норме Закона о прибыли валовой доход налогоплательщика включает доходы из других источников и от внереализационных операций, в том числе в виде сумм безвозвратной финансовой помощи. В соответствии с п. 1.22 Закона о прибыли как безвозвратная финансовая помощь рассматриваются, в том числе, суммы средств, переданные налогоплательщику согласно договорам дарения, другим подобным договорами, которые не предусматривают соответствующей компенсации либо возврата таких средств (за исключением бюджетных дотаций и субсидий), или без заключения таких соглашений;

Следуя логике Закона о прибыли и руководствуясь положениями ГК, можно определить заём как возвратную финансовую помощь. Но в пп. 4.1.6 Закона о прибыли законодатель умалчивает о последней, говоря о формировании валового дохода налогоплательщика только за счёт безвозвратной финансовой помощи. Следовательно, можно сделать вывод, что воля законодателя состоит в исключении сумм предоставленной предприятию возвратной финансовой помощи (займа) из его валового дохода.

До последнего времени эту позицию полностью разделяли и налоговые органы. Например, в п. 6 письма ГНАУ от 18 февраля 1998 г. № 1725/10/15-1117, в частности, говорится: «Статёй 4 Закона (о прибыли – Прим. авт.) не предусмотрено включение в валовой доход сумм возвратной финансовой помощи».

Однако, сейчас определённую тревогу вызывает письмо ГНАУ от 7 июня 1999 г. № 206/2/15-1110. В этом письме, адресованном Председателю Комитета Верховной Рады Украины по финансам и банковской деятельности, ГНАУ в лице своего Председателя г. Н. Азарова запускает «пробный шар» и осторожно просит поддержать точку зрения налоговиков о том, что возвратная финансовая помощь «подлежит налогообложению у её получателя на общих основаниях согласно подпункту 4.1.6 этого Закона (о прибыли – Прим. авт.) как доходы из других источников».

Тем не менее, приведённый выше анализ законодательства и сложившаяся правоприменительная практика позволяют утверждать, что полученные в заём суммы денежных средств и стоимость имущества не включаются в состав валового дохода налогоплательщика-заёмщика. Следует указать, что налогоплательщик-заимодавец не может отнести предоставленные в заём суммы денежных средств и стоимость имущества на свои валовые издержки.

1.3. Дарение

Часть 1 ст. 243 ГК устанавливает, что по договору дарения одна сторона передаёт безвозмездно другой стороне имущество в собственность.

Согласно абзацу второму пп. 4.1.6 Закона о прибыли валовой доход предприятия включает доходы из других источников и от внереализационных операций, в том числе в виде сумм безвозвратной финансовой помощи, полученной налогоплательщиком в отчётном периоде, стоимости товаров (работ, услуг), безоплатно предоставленных налогоплательщику в отчётном периоде, за исключением случаев, когда такая безвозвратная финансовая помощь и безоплатные товары (работы, услуги) получаются неприбыльными организациями в определённом Законом о прибыли порядке, или такие операции осуществляются между налогоплательщиком и его обособленным подразделением, не имеющим статуса юридического лица.

В соответствии с п. 1.22 Закона о прибыли как безвозвратная финансовая помощь рассматриваются:

суммы средств, переданные налогоплательщику согласно договорам дарения, другим подобным договорами, которые не предусматривают соответствующей компенсации либо возврата таких средств (за исключением бюджетных дотаций и субсидий), или без заключения таких соглашений;

суммы безнадёжной задолженности, возмещённые кредитору заёмщиком после списания такой безнадежной задолженности;

суммы задолженности налогоплательщика перед другим юридическим или физическим лицом, оставшиеся невзысканными после окончания срока исковой давности;

кредиты или депозиты, предоставленные налогоплательщику без установления сроков возврата их основных сумм, за исключением кредитов, предоставляемых под бессрочные облигации, и депозитов до востребования в банковских учреждениях.

Согласно п. 1.23 Закона о прибыли безоплатно предоставленными товарами (работами, услугами) считаются:

товары, предоставляемые налогоплательщиком согласно договорам дарения, другим договорам, которые не предусматривают денежной или другой компенсации стоимости таких материальных ценностей и нематериальных активов либо их возврата, или без заключения таких соглашений;

работы и услуги, которые предоставляются налогоплательщиком без требования о компенсации их стоимости;

товары, переданные юридическому или физическому лицу на ответственное хранение и использованные им в его производственном или хозяйственно обороте.

Таким образом, в случае дарения предприятию денежных средств они рассматриваются Законом о прибыли как безвозвратная финансовая помощь этому субъекту предпринимательской деятельности. В свою очередь даримое имущество входит в категорию безоплатно предоставленных товаров.

И в первом, и во втором случае предприятие-одаряемый обязано включить полученный в результате дарения капитал в свой валовой доход. Следовательно, эти активы попадают в объект обложения НПП.

Если даритель является юридическим лицом, то он не может отнести балансовую стоимость даримого имущества на свои валовые издержки. В этом случае отсутствует конститутивный признак валовых издержек, а именно «компенсация стоимости товаров (работ, услуг), которые приобретаются (изготавливаются)… налогоплательщиком для их дальнейшего использования в собственной хозяйственной деятельности» (п. 5.1 Закона о прибыли).

Даритель - физическое лицо не может исключить сумму стоимости передаваемого одаряемому имущества из своего совокупного налогооблагаемого дохода согласно Декрету Кабинета Министров Украины «О подоходном налоге с граждан» от 26 декабря 1992 г. № 13-92 с изменениями и дополнениями.

При дарении товаров (имущества) у дарителей возникают налоговые обязательства по НДС. В соответствии с абзацем первым п. 1.4 Закона об НДС операции по безоплатному предоставлению товаров являются «продажей товаров». Таким образом, гражданско-правовой даритель оказывается налоговым «продавцом» передаваемого в дар имущества. База налогообложения определяется, исходя из фактической цены операции, но не ниже обычной цены передаваемого товара, выполняемых работ или оказываемых услуг (п. 4.2 Закона об НДС).

В письме ГНАУ от 12 марта 1998 г. № 2407/11/16-1118 данная ситуация оценивается следующим образом: «…В случае проведения операции по бесплатной передаче имущества с баланса одного налогоплательщика на баланс другому плательщику такая операция облагается налогом на добавленную стоимость на общих основаниях…».

При дарении денежных средств, в том числе иностранной валюты, обязательств по НДС не возникает. Согласно п. 3.1 Закона об НДС объектом обложения этим налогом являются определённые операции налогоплательщиков по продаже товаров (работ, услуг), по ввозу и вывозу (пересылке) товаров на таможенную территорию Украины и за её пределы, а также по получению и предоставлению услуг (выполнению работ) для их использования на таможенной территории Украины и вне неё.

Как указывает п. 1.6. Закона о прибыли товары – это материальные и нематериальные активы, а также ЦБ и деривативы, которые используются в любых операциях, кроме операций по их выпуску (эмиссии) и погашения. Таким образом, денежные средства, которые определены п. 1.3 Закона о прибыли как гривна или иностранная валюта, не являются товарами в понимании Закона о прибыли и, соответственно, Закона об НДС. В силу этого операции по дарению денежных средств (оказанию безвозвратной финансовой помощи) не являются объектом обложения НДС.

Подтверждение такого статуса дарения денежных средств можно найти в письмах ГНАУ от 6 марта 1998 г. № 2360/10/16-1120-20, от 9 марта 1998 г. № 91/13/16-1110 и от 11 мая 1998 г. № 4885/11/16-1118. В частности, письмо ГНАУ от 9 марта 1998 г. № 91/13/16-1110 указывает: «…Что касается обложения налогом на добавленную стоимость финансовой помощи, которая предоставляется юридическими и физическими лицами, то средства, которые не подтверждают продажу товаров (работ, услуг), не являются объектом обложения налогом на добавленную стоимость…».

1.4. Безвозмездное пользование

Согласно ст. 324 ГК по договору безвозмездного пользования имуществом одна сторона обязуется передать или передаёт имущество в безвозмездное временное пользование другой стороне, а последняя обязуется вернуть то же имущество.

Данные операции применяются на практике, преимущественно, между теми же связанными или дружественными хозяйствующими субъектами, что и в случае займа.

С гражданско-правовой точки зрения предоставление имущества в безвозмездное пользование во многом аналогично сдаче имущества в найм (аренду) без установления какой-либо арендной платы.[8] То есть передача имущества в безвозмездное пользование представляет собой услугу, оказываемую собственником имущества лицу-получателю этого имущества.

Абзац третий п. 1.23 Закона о прибыли относит услуги, которые предоставляются налогоплательщиком без требования о компенсации их стоимости, к безоплатно предоставленным услугам. Согласно абзацу второму пп. 4.1.6 Закона о прибыли стоимость таких услуг включается в валовой доход налогоплательщика-получателя. Однако, налогоплательщик, безоплатно предоставивший услуги, не имеет права отнести их стоимость к своим валовым издержкам.

Закона о прибыли не содержит указаний на то, как определяется стоимость безоплатно предоставленных услуг в целях формирования объекта НПП. Стоимость таких услуг не охватывается положениями Закона о прибыли об «обычной цене», которая применяется при бартерных (товарообменных) операциях (п. 7.1 Закона о прибыли) и в сделках между «связанными лицами» (п. 7.4 Закона о прибыли).

В отличие от Закона о прибыли Закон об НДС вводит для определения стоимости безоплатно предоставленных услуг критерий «обычной цены». Согласно п. 4.2 Закона об НДС в случае продажи услуг без оплаты их стоимости средствами в пределах осуществления операций по безоплатной передаче услуг, база обложения НДС определяется исходя из фактической цены операции, но не ниже обычных цен.

Определение обычной цены даёт п. 1.20 Закона о прибыли. Под ней понимается цена продажи товаров (работ, услуг) продавцом, включая сумму начисленных (уплаченных) процентов, стоимость иностранной валюты, которая может быть получена в случае их продажи лицам, которые не связаны с продавцом при обычных условиях ведения хозяйственной деятельности.

Также существует нормативное разъяснение понятия «обычная цена», однако, только в отношении товаров (работ, услуг), предоставляемых нерезидентами. Согласно п. 1.9 Порядка составления расчёта налога на прибыль нерезидента, который проводит деятельность на территории Украины через постоянное представительство, утверждённого приказом ГНАУ от 31 июля 1998 г. № 274 и зарегистрированного в Минюсте 28 августа 1997 г. за № 352/2156, в случае невозможности на основании контрактов определить обычную цену на товары (роботы, услуги) нерезидента, обычной ценой считается опубликованная цена на аналогичные товары (роботы, услуги) резидентов Украины.

При этом опубликованной ценой является цена, которая указывается, в частности, в печатных рекламных материалах, статистических сборниках, а также цены, определённые по результатам выборочного исследования цен. Если деятельность постоянного представительства нерезидента состоит только в продаже им товаров, результатов работ или услуг исключительно нерезиденту, то обычной ценой является опубликованная цена, по которой продажу аналогичных товаров, работ и услуг в данном налоговом периоде осуществляли субъекты предпринимательской деятельности Украины.

Следует ожидать, что при установлении стоимости услуги по передаче имущества в безвозмездное пользование для определения объекта обложения НПП налоговики будут пытаться прибегнуть к аналогии закона и применить п. 4.2 Закона об НДС. Поэтому в соответствующем договоре следует указать устраивающую стороны «фактическую цену операции». Так как «налоговая аналогия» является незаконной[9], то у налоговых органов нет оснований для изменения этой цены во внесудебном порядке.

В соответствии с абзацем третьим п. 1.4 Закона об НДС операции по безоплатному предоставлению услуг считаются продажей услуг. Таким образом, операция по передаче имущества в безвозмездное временное пользование является объектом обложения НДС.

1.5. Некоторые выводы о безвозмездном капитале

Безусловно, выбор формы привлечения безвозмездного капитала должен зависеть, в первую очередь, от обстоятельств конкретной инвестиционной ситуации. Необходимо учитывать размер существующих и будущих налоговых обязательств сторон, сроки их выполнения, порядок налогообложения финансовых результатов деятельности предприятия после капиталовложений. Так как в виде безвозмездного капитала часто осуществляются инвестиции, целью которых является получение инвестором определённого дохода, следует решить вопрос о форме, порядке получения и налогообложения у инвестора такого дохода в будущем.

Вместо дарения (безвозмездной финансовой помощи, безоплатного предоставления товаров (работ, услуг)) или передачи имущества в безвозмездное временное пользование целесообразно использовать долгосрочный заём. Это практически полностью выведет получаемые предприятием активы из-под налогообложения в течение срока займа, который, кстати, действующим законодательством не ограничивается.

Правопреемство является хорошей антифискальной альтернативой приобретения действующей компании или большей части её активов путём купли-продажи.

2. Возмездный капитал

Какие-либо активы передаются возмездно в том случае, когдау получателя возникает обязанность по:

1) уплате контрагенту в сделке денежного вознаграждения за такую передачу; или

2) компенсации стоимости предоставленного капитала путём эмитирования в пользу кредитора ЦБ; или

3) наделению кредитораопределёнными имущественными правами.

Капитал передаётся в собственность получателя (например, при приобретении акций) либо в его владение и пользование (совместная деятельность, оперативный лизинг).

С правовой точки зрения важно, что обязанность вознаградить (компенсировать) лицо, предоставляющее активы, является внедоговорной, диктуется требованиями законодательства. Именно этот критерий заложен в систему налогообложения возмездного капитала. Правовая обязанность должника уплатить возмещение и корреспондирующее право требования кредитора определяют порядок налогообложения таких активов независимо от того, было ли должником действительно (фактически) выплачено возмещение, и получил ли такое возмещение кредитор.

Отличительным признаком долгового капитала является уплата должником в пользу кредитора вознаграждения за предоставление в пользование определённых активов. Формы выплаты кредитору вознаграждения могут быть различными. К ним относятся проценты, дисконты, лизинговые платежи.

Как правило, должником производится возврат капитала кредитору в первоначально предоставленном объёме по истечении определённого срока. Однако, в ряде ситуаций активы могут перейти в собственность должника (финансовый лизинг).

Некоторые «национальные особенности» имеет такой долговой инструмент как вексель. Требование «товарности» векселя, содержащееся в абзаце третьем п. 1 раздела II Правил изготовления и использования вексельных бланков, утверждённых постановлением Кабинета министров Украины (далее - Кабмин) и Национального банка Украины (далее – НБУ) от 10 сентября 1992 г. № 528, несколько искажает традиционную правовую природу этого вида ЦБ. Однако, установленное этой же нормой право Министерства финансов Украины, НБУ и коммерческих банков выпускать «финансовые» векселя, которыми оформляются отношения получения денежных средств в депозит, а также то обстоятельство, что «товарные» векселя фактически опосредуют отношения товарного кредита (с возможностью начисления процентов за отсрочку платежа денежными средствами за поставленную продукцию, выполненные работы и предоставленные услуги) дают основания отнести векселя к возмездному долговому капиталу.

Передача должнику паевого капитала порождает у кредитора право на участие в управлении предприятия-должника, право на получение дохода от должника или на получение части имущества должника (например, при ликвидации юридического лица). Некоторые инструменты паевого капитала дают кредитору все указанные права (например, простые акции, часть в уставном фонде общества с ограниченной ответственностью), другие – только отдельные права (привилегированные акции – права на получение дохода (дивидендов) и имущества при ликвидации, инвестиционные сертификаты инвестиционных фондов и инвестиционных компаний - право на получение дохода (дивидендов)).

2.1. Кредит

Согласно п. 1.11 Закона о прибыли кредитом являются средства или материальные ценности, которые предоставляются резидентами или нерезидентами в пользование юридическим или физическим лицам на определённый срок и под процент. Кредиты делятся на финансовые, товарные, кредиты под ЦБ, удостоверяющие отношения займа, и инвестиционные налоговые кредиты.

В соответствии с пп. 1.11.1 Закона о прибыли финансовый кредит является средствами, которые предоставляются банком-резидентом или нерезидентом, квалифицированным как банковское учреждение согласно законодательству страны пребывания нерезидента, или резидентами и нерезидентами, которые имеют статус небанковских финансовых учреждений согласно соответствующему законодательству, в заём юридическому или физическому лицу на определённый срок и под процент.

Согласно пп. 1.11.2 Закона о прибыли товарный кредит представляет собой товары, которые передаются резидентом или нерезидентом в собственность юридическим или физическим лицам на условиях соглашения, предусматривающего отсрочку окончательного расчёта на определенный срок и под процент. Товарный кредит предусматривает передачу права собственности на товары (результаты работ, услуг) покупателю (заказчику) в момент подписания договора или в момент физического получения товаров (работ, услуг) таким покупателем (заказчиком), независимо от времени погашения задолженности.

Подпункт 1.11.3 Закона о прибыли определяет кредит под ЦБ, которые удостоверяют отношения займа, как средства, которые привлекаются юридическим лицом-должником (дебитором) от других юридических или физических лиц как компенсация стоимости выпущенных (эмитированных) таким дебитором облигаций или депозитных сертификатов.

Наконец, в соответствии с пп. 1.11.4 Закона о прибыли инвестиционным налоговым кредитом является отсрочка уплаты налога на прибыль, которая предоставляется субъекту предпринимательской деятельности на определенный срок с целью увеличения его финансовых ресурсов для осуществления инновационных программ, с последующей компенсацией отстроченных сумм в виде дополнительных поступлений налога через общее возрастание прибыли, которое будет получено вследствие реализации инновационных программ.[10]

Определение процентов содержится в абзаце первом п. 1.10 Закона о прибыли: «Проценты - платеж, который уплачивается (начисляется) заёмщиком в пользу кредитора в виде платы за использование привлечённых на определённый срок средств или имущества». Закон о прибыли включает в проценты:

платёж за использование средств или товаров (работ, услуг), полученных в кредит;

платёж за использование средств, привлечённых в депозит;

платеж за приобретение товаров в рассрочку.[11]

Проценты начисляются в виде процентов на основную сумму задолженности или фиксированных сумм. В случае, когда привлечение средств осуществляется путём продажи облигаций, казначейских обязательств или сберегательных (депозитных) сертификатов, эмитированных заёмщиком, сумма процентов определяется путём начисления процентов на номинал такой ценной бумаги, выплаты фиксированной премии или выигрыша либо путём определения разницы между ценой размещения и ценой погашения такой ценной бумаги (сумма дисконта).

В соответствии с абзацем вторым пп. 7.9.1 Закона о прибыли не включаются в валовой доход ине подлежатналогообложению средства или имущество, привлечённые налогоплательщиком в связи с получением им финансовых кредитов от других лиц – кредиторов, а также возвратом основной суммы финансовых кредитов, предоставленных налогоплательщиком другим лицам – дебиторам. В свою очередь, в валовые издержки не включаются средства или имущество, предоставленные налогоплательщиком в связи с возвратом им основной суммы кредита другим лицам-кредиторам, а также с предоставлением кредита другим лицам-дебиторам (абзац второй пп. 7.9.2 Закона о прибыли). Под «основной суммой кредита» Закон о прибыли понимает сумму предоставленного кредита без учёта процентов.

Если предприятие получает товарный кредит, т. е. приобретает товары с отсрочкой или рассрочкой платежа за переданное в его собственность имущество с выплатой продавцу вознаграждения (процента) за такую отсрочку или рассрочку, то стоимость этих товаров (отдельно от процентов по товарному кредиту) включается в валовые издержки должника. Исключением из этого правила является приобретение товаров, которые затем вводятся в состав основных фондов предприятия. Так как это имущество подлежит амортизации, то расходы на его приобретение не включаются в состав валовых издержек налогоплательщика (пп. 5.3.2 Закона о прибыли). В свою очередь, «товарный» кредитор получает валовой доход в размере указанной стоимости товаров.

Особенности отнесения финансовых результатов операций кредитования под ЦБ, которые удостоверяют отношения займа, на валовые издержки и валовые доходы сторон таких операций будут рассмотрены позже, при обсуждении привлечения капитала путём выпуска облигаций предприятий и сберегательных сертификатов банков.

Сумма процентов, полученных кредитором от должника за предоставление последнему товарного и финансового кредитов, а также кредита под ЦБ, которые удостоверяют отношения займа, включается в валовой доход кредитора (соответственно, пп. 4.1.1, пп. 4.1.2 и пп. 4.1.3 Закона о прибыли).

Сумма процентов, уплаченных должником, включается в его валовые издержки. Как устанавливает пп. 5.5.1 Закона о прибыли в редакции Закона об инвестизменениях, к составу валовых издержек относятся любые расходы, связанные с выплатой или начислением процентов по долговым обязательствам (в том числе по любым кредитам, депозитам) в течение отчётного периода, если такие выплаты или начисления осуществляются в связи с ведением хозяйственной деятельности налогоплательщика.

Согласно пп. 3.2.5 Закона об НДС операции по предоставлению финансовых кредитов не являются объектом обложения НДС. В то же время, товарные кредиты входят в понятие «продажа товаров» (абзац первый п. 1.4 Закона об НДС) и подпадают под обложение НДС согласно пп. 3.1.1 Закона об НДС. Кредиты под ЦБ, которые удостоверяют отношения займа, не облагаются НДС сразу по трём нормам Закона об НДС: абзацу первому пп. 3.2.1, пп. 3.2.4 и абзацу второму пп. 3.2.5.

2.2. Лизинг

Часть 1 ст. 1 Закона Украины «О лизинге» от 16 декабря 1997 г. № 723/97-ВР с изменениями и дополнениями (далее – Закон о лизинге) определяет лизинг как предпринимательскую деятельность, которая направлена на инвестирование собственных или привлеченных финансовых средств и заключается в предоставлении лизингодателем в исключительное пользование на определенный срок лизингополучателю имущества, которое является собственностью лизингодателя или приобретается им в собственность по поручению и согласованию с лизингополучателем у соответствующего продавца имущества, при условии уплаты лизингополучателем периодических лизинговых платежей. Закон о лизинге определяет два вида лизинга: финансовый и оперативный.

В соответствии с абзацем первым п. 1.18 Закона о прибыли лизинговая (арендная) операция – это хозяйственная операция физического или юридического лица (арендодателя), предусматривающая предоставление основных фондов или земли в пользование другим физическим либо юридическим лицам (арендаторам) за арендную плату[12] и на определённый срок. В целях налогообложения различают оперативный, финансовый и обратный лизинг.

Пункт 2 ч. 1 ст. 4 Закона о лизинге определяет оперативный лизинг как договор лизинга, в результате заключения которого лизингополучатель по своему заказу получает в платное пользование от лизингодателя объект лизинга на срок, меньший срока, за который амортизируется 90 % стоимости объекта лизинга, определённой в день заключения договора.

По истечении срока договора оперативного лизинга он может быть продлён или объект лизинга подлежит возвращению лизингодателю и может быть повторно передан в пользование другому лизингополучателю по договору лизинга.

Согласно пп. 1.18.1 Закона о прибыли оперативным лизингом (арендой) является хозяйственная операция физического или юридического лица, предусматривающая передачу арендатору права пользования основными фондами на срок, не превышающий срока их полной амортизации, с обязательным возвратом таких основных фондов их собственнику после окончания срока действия лизингового (арендного) соглашения. Основные фонды, переданные в оперативный лизинг, остаются в составе основных фондов арендодателя.

В соответствии с п. 1 ч. 1 ст. 4 Закона о лизинге финансовый лизинг представляет собой договор лизинга, в результате заключения которого лизингополучатель по своему заказу получает в платное пользование от лизингодателя объект лизинга на срок, не меньший срока, за который амортизируется 60 % стоимости объекта лизинга, определённой в день заключения договора.

Сумма возмещения стоимости объекта лизинга в составе лизинговых платежей за период действия договора финансового лизинга должна включать не меньше 60 % стоимости объекта лизинга, определённой в день заключения договора. По истечении срока договора финансового лизинга объект лизинга, переданный лизингополучателю согласно с договором, переходит в собственность лизингополучателя или выкупается им по остаточной стоимости.

Закон о прибыли понимает под финансовым лизингом (арендой) хозяйственную операцию физического или юридического лица, предусматривающую приобретение арендодателя по заказу арендатора основных фондов с дальнейшей их передачей в пользование арендатору на срок, не превышающий срока полной амортизации таких основных фондов с обязательной дальнейшей передачей права собственности на такие основные фонда арендатору.

Расходы арендодателя на покупку объектов финансового лизинга не включаются в состав валовых издержек или в состав основных фондов такого арендодателя. Основные фонды, переданные в финансовый лизинг включаются в состав основных фондов арендатора.

Обратный лизинг (аренда) – это хозяйственная операция физического или юридического лица, которая предусматривает продажу основных фондов финансовой организации с одновременным обратным получением таких основных фондов таким физическим или юридическим лицом в оперативный или финансовый лизинг.

Таким образом, при обратном лизинге производятся две операции:

1) прямая, т. е. сделка купли-продажи имущества;

2) обратная, которая состоит в сдаче этого же имущества его продавцу в лизинг (оперативный или финансовый).

Первая операция имеет налоговый статус обычной купли-продажи товаров. Вторая – регулируется специальными нормами о налогообложении соответствующего вида лизинга.

Очевидное расхождение между хозяйственно-правовым (Закон о лизинге) и налоговым (Закон о прибыли) пониманием лизинга объясняется как различной природой возникающих при нём правоотношений, так и более поздней датой принятия Закона о лизинге, содержащего более детальные нормы. Если положения Закона о лизинге регулируют отношения в системе «субъект лизинга – другой субъект лизинга», то Закон о прибыли и Закон об НДС - в системе «субъект лизинга – бюджет».

Дополнительное регулирование лизинга Законом о прибыли в негативную сторону изменяет правовой статус финансового лизинга и отрицательно воздействует на деятельность участников соответствующих правоотношений.

Во-первых, если Закон о лизинге вводит нижнее пороговое значение для срока такого договора - не меньше срока, за который амортизируется 60 % стоимости объекта лизинга, определённой в день заключения договора, то Закон о прибыли устанавливает верхнюю планку – этот срок не долженпревышать срока полной амортизации переданных в финансовый лизинг основных фондов.

Во-вторых, ряд договоров финансового лизинга, заключённых в соответствии с Законом о лизинге, не являются финансовым лизингом с точки зрения Закона о прибыли и Закона об НДС.

Согласно Закону о лизинге источником получения лизингодателем объекта финансового лизинга являются:

1) собственные основные фонды лизингодателя;

2) активы третьего лица (продавца), которые приобретаются лизингодателем с целью передачи в лизинг.

В определении финансового лизинга, содержащемся в пп. 1.18.2 Закона о прибыли, указывается, что этот вид лизинга «предусматривает приобретение арендодателем по заказу арендатора основных фондов с дальнейшей их передачей в пользование арендатору». Таким образом, в целях налогообложения финансовым лизингом считается передача лизингодателю только (а) специально приобретённых для этого основных фондов, причём (б) приобретённых по заказу лизингополучателя.

Как ни парадоксально это выглядит, но лизинг собственных основных фондов лизингодателя, являющийся финансовым по Закону о лизинге, не считается таковым по Закону о прибыли и Закону об НДС. Налоговики придают ему статус торговли в рассрочку (п. 1.12 Закона о прибыли) или вообще продажи товаров (п. 1.31 Закона о прибыли).

Согласно абзацу четвёртому пп. 7.9.1 Закона о прибыли не включается в валовой доход и не подлежит налогообложению стоимость имущества, привлечённого налогоплательщиком в связи с получением им имущества на основании договора лизинга (аренды), не предусматривающего передачи права собственности на такое имущество, то есть оперативного лизинга. В свою очередь, при оперативном лизинге в валовые издержки лизингодателя не включается стоимость имущества, предоставленного им в связи с передачей имущества лизингополучателю на основании договора лизинга. При оперативном лизинге суммы лизинговых платежей полностью включаются в валовые издержки лизингополучателя (общая норма пп. 5.2.1 Закона о прибыли[13]) и в валовой доход лизингодателя (пп. 4.1.4 Закона о прибыли, ч. 4 ст. 16 Закона о лизинге).

Так как передаваемое в оперативный лизинг имущество находится в составе основных фондов лизингодателя, то оно подлежит амортизации по его балансу. Затраты лизингодателя на приобретение такого имущества постепенно относятся на уменьшение его скорректированной прибылив пределах установленных Законом о прибыли норм амортизационных отчислений.

Налогообложение операций финансового лизинга строиться на других принципах. Так как переданное в финансовый лизинг имущество включается в состав основных фондов лизингополучателя, то оно подлежит амортизации в соответствии с положениями ст. 8 Закона о прибыли по балансу лизингополучателя. Таким образом, стоимость полученного в финансовый лизинг имущества постепенно (частями) относится на уменьшение скорректированной прибыли лизингополучателя в пределах установленных Законом о прибыли норм амортизационных отчислений.

Практическую проблему представляет отнесение к составу валовых издержек лизингополучателя сумм платежей лизингодателю по договору финансового лизинга.

В соответствии с ч. 2 ст. 16 Закона о лизинге лизинговые платежи включают:

1) сумму, которая возмещает при каждом платеже часть стоимости объекта лизинга, амортизируемую в течение срока, за который вносится лизинговый платеж;

2) сумму, которая выплачивается лизингодателю как процент за привлечённый им кредит для приобретения имущества по договору лизинга;

3) платеж как вознаграждение лизингодателю за полученное в лизинг имущество;

4) возмещение страховых платежей по договору страхования объекта лизинга, если объект застрахован лизингодателем;

5) другие затраты лизингодателя, предусмотренные договором лизинга.

Закон о прибыли не структурирует лизинговые платежи подобно Закону о лизинге. Более того, редакция пп. 5.5.1 Закона о прибыли, предшествующая дате вступления в силу Закона об инвестизменениях, позволяла делать смелые предположения о том, что необходимость в таком структурировании отсутствовала, и при финансовом лизинге вся арендная (лизинговая) плата могла включаться в состав валовых издержек лизингополучателя, как это происходит при оперативном лизинге.

Однако, нормативное требование амортизации объекта финансового лизинга по балансу лизингополучателя приводит к выводу, что в целях Закона о прибыли любой платёж лизингополучателя в пользу лизингодателя по договору финансового лизинга необходимо разделять на две части:

1) компенсация расходов лизингодателя по приобретению (возмещение стоимости) объекта лизинга;

2) плата за использование объекта лизинга.

Первая из этих частей лизингового платежа соответствует указанной в ч. 2 ст. 16 Закона о лизинге сумме, которая возмещает при каждом платеже часть стоимости объекта лизинга, амортизируемую в течение срока, за который вносится лизинговый платеж. Вторая часть лизингового платежа представляет собой сумму всех других выплат лизингополучателя в пользу лизингодателя по договору лизинга, которые охватываются остальными пунктами ч. 2 ст. 16 Закона о лизинге.[14]

Правомерность приведённого порядка структурирования платежей по договору финансового лизинга вытекает также из требований Инструкции о бухгалтерском учёте арендных операций (с изменениями и дополнениями), утверждённой приказом Министерства финансов Украины от 25 июня 1995 г. № 128 и зарегистрированной в Минюсте 2 августа 1995 г. за № 273/809. Пункт 14 данного нормативного акта предписывает отображать ежемесячную сумму арендной платы по договору финансового лизинга по кредиту счёта 76 «Расчёты с другими дебиторами и кредиторами» и дебету счетов:

86 субсчёт 2 - на сумму начисленной амортизации взятых в финансовую аренду основных фондов;

учёта затрат на производство и обращения - на сумму вознаграждения арендодателю за пользование арендованными основными фондами, процентов за кредит на приобретение арендодателем объекта лизинга и затрат на его страхование.

Таким образом, только вторая из указанных выше частей периодического платежа (арендной платы) по договору финансового лизинга, включается в валовые издержки лизингополучателя (общая норма пп. 5.2.1 Закона о прибыли). Сумма компенсации расходов лизингодателя по приобретению (возмещение стоимости) объекта лизинга, также входящая в лизинговый платёж, не относится на валовые издержки лизингополучателя. Как было показано ранее, покрытием этой суммы являются эквивалентные амортизационные отчисления лизингополучателя, которые ведут к соответствующему уменьшению объекта обложения НПП лизингополучателя.

В то же время валовой доход лизингодателя увеличивается только на сумму второй из указанных выше частей арендной платы по договору финансового лизинга. Поступающая от лизингополучателясумма компенсации расходов лизингодателя по приобретению (возмещение стоимости) объекта лизинга в валовой доход последнего включаться не должна.

Согласно пп. 8.5.2 Закона о прибыли балансовая стоимость соответствующей группы основных фондов налогоплательщика уменьшается на стоимость основных фондов, которые передаются им в финансовый лизинг. Соответствующие амортизационные отчисления у лизингодателя отсутствуют. Поэтому единственным источником покрытия его расходов по приобретению объекта лизинга является указанная часть лизингового платежа лизингополучателя.[15]

Согласно абзацу второму п. 1.4 Закона об НДС операции по передаче имущества в пределах договоров оперативного лизинга не относятся к продаже товаров. В этом случае не происходит передачи лизингополучателю права собственности на имущество, и объект обложения НДС не возникает (абзац первый пп. 3.2.2 Закона об НДС). Оплата стоимости услуг по договорам оперативного лизинга (лизинговые платежи) является объектом обложения НДС согласно прямой норме пп. 3.1.1 Закона об НДС.

Операции лизингополучателей по уплате лизинговых платежей согласно условиям договоров финансового лизинга не являются объектом обложения НДС (абзац второй пп. 3.2.2 Закона об НДС). Это признаётся ГНАУ в письмах от 30 марта 1998 г. № 3170/11/16-1120-05 и от 26 июня 1998 г. № 220/13/16-1110.

Достаточно сложным является вопрос о налоговом статусе операций лизингодателей по передаче имущества согласно договорам финансового лизинга. Налоговики настаивают на том, что в соответствии с абзацем первым п. 1.4 Закона об НДС такие операции относятся к продаже товаров и создают налоговые обязательства по НДС, базой исчисления которых служит указанная в договоре лизинга стоимость лизингового имущества.

Пункт 1.4 Закона об НДС является нормой, которая делает финансовый лизинг в Украине весьма рискованным видом предпринимательской деятельности. Согласно абзацу первому п. 1.4 Закона об НДС продажей товаров считаются любые операции, осуществляемые согласно договорам купли-продажи, мены, поставки и другим гражданско-правовым договорам, которые предусматривают передачу прав собственности на такие товары за компенсацию независимо от сроков её предоставления, а также операции по безоплатному предоставлению товаров.

Действительно, по своим внешним признакам операция по передаче лизингодателем объекта финансового лизинга лизингополучателю соответствует всем условиям «продажи товаров»:

1) договор лизинга является «гражданско-правовым договором»;

2) договор лизинга «предусматривает передачу прав собственности» на имущество, переданное в финансовый лизинг;

3) такая передача производится «за компенсацию», т. е. лизинговые платежи.

Следуя такой трактовке абзаца первого п. 1.4 Закона об НДС, лизингодатель по договору финансового лизинга оказывается в ультрафискальной ситуации. Во-первых, он уплачивает НДС в составе цены приобретения объекта лизинга у продавца последнего. При этом у лизингодателя не возникает право на налоговый кредит, так как не выполняются условия абзаца первого пп. 7.4.1 Закона об НДС, а именно: стоимость объекта лизинга не включается в состав валовых издержек и в состав основных фондов лизингодателя (прямая норма абзаца второго пп. 1.18.2 Закона о прибыли).

Во-вторых, при передаче приобретённого имущества лизингополучателю у лизингодателя появляются налоговые обязательства по уплате нового НДС, уже со стоимости «продаваемого» таким образом «товара». Самое парадоксальное заключается в том, что лизингодатель ещё не получил даже первый лизинговый платёж от лизингополучателя. Учитывая, что оборотные средства были ранее истрачены лизингодателем на приобретение объекта лизинга, лизингодатель оказывается в ситуации финансовой катастрофы.

В неминуемых спорах с налоговыми органами «униженным и оскорблённым» отечественным лизингодателям можно рекомендовать придерживаться следующей «оправдательной» аргументации.

1. Следует настаивать на антифискальной трактовке абзаца второго п. 1.4 Закона об НДС. Согласно данной норме не относятся к продаже операции по передаче товаров в пределах договоров комиссии (консигнации), поручительства, поручения, хранения (ответственного хранения), доверительного управления, аренды (лизинга), других гражданско-правовых договоров, которые не предусматривают передачу права собственности на такие товары другому лицу.

На первый взгляд, приведённая формулировка содержит внутренний конфликт. С одной стороны, завершающая её фраза «которые не предусматривают передачу права собственности на такие товары другому лицу» распространяется на все перечисленные виды договоров и другие договоры, имеющие такой же конститутивный признак.

Однако, с другой стороны, содержащийся в перечне абзаца второго п. 1.4 Закона об НДС договор поручительства предусматривает, что товары, передаваемые по нему другому лицу (кредитору лица, выполнение обязательства которого обеспечивается поручительством), поступают в собственность этого лица (кредитора) при исполнении поручителем своего обязательства.[16]

Поэтому, исходя из основополагающего правового принципа отсутствия противоречий внутри одного нормативного акта, можно утверждать, что в абзаце втором п. 1.4 Закона об НДС фраза «которые не предусматривают передачу права собственности на такие товары другому лицу» определяет только «другие гражданско-правовые договоры». Операции по передаче товаров в пределах всех остальных видов договоров, перечень которых содержится в рассматриваемой норме, в том числе договоров лизинга (причём как оперативного, так и финансового), не являются объектом обложения НДС. Только таким способом можно преодолеть указанный конфликт содержания абзаца второго п. 1.4 Закона об НДС, сделать эту норму соответствующей принципам теории права и применимой на практике.

2. Если принять точку зрения налоговиков, что при финансовом лизинге имеет место продажа товаров, то такая «продажа» состоится по истечении срока соответствующего договора, в момент передачи права собственности на объект лизинга от лизингодателя к лизингополучателю. Таким образом, обязательства перед бюджетом по уплате НДС возникнут у лизингодателя по окончании действия договора лизинга, в дату передачи лизингового имущества в собственность лизингополучателя.

В соответствии с п. 4.1 Закона об НДС базой налогообложения будет остаточная балансовая стоимость объекта финансового лизинга (который по балансу лизингополучателя должен быть амортизирован не менее чем на 60 % от его первоначальной стоимости). Ведь, как указано в абзаце третьем п. 1 ч. 1 ст. 4 Закона о лизинге по истечении срока договора финансового лизинга объект лизинга, переданный лизингополучателю согласно с договором, переходит в собственность лизингополучателя или выкупается им по остаточной стоимости.

Именно на сумму остаточной балансовой стоимости лизингового имущества по ставке 20 % должен быть начислен НДС, который уплачивается лизингодателю в составе цены выкупа имущества лизингополучателем. Соответственно, налоговые обязательства у лизингодателя возникнут только в размере такого «остаточного» НДС, но никак не в размере НДС, исчисленного со стоимости объекта финансового лизинга на день заключения договора лизинга.

В дату перехода (передачи) права собственности на объект финансового лизинга лизингополучателю лизингодателем должна быть выписана соответствующая налоговая накладная.

Такое понимание природы финансового лизинга в свете НДС частично подтверждается последним абзацем письма ГНАУ «О налоге на добавленную стоимость» от 30 марта 1998 г. № 3170/11/16-1120-05: «…Операции по уплате арендных платежей по условия договора финансовой аренды (лизинга) не являются объектом налогообложения, но при передаче права собственности на основные производственные фонды (передаче с баланса на баланс) у лизингодателя, зарегистрированного в качестве плательщика налога на добавленную стоимость, возникают налоговые обязательства. При этом базой налогообложения такой операции является договорная (контрактная) стоимость, определённая согласно подпункту 4.1 статьи 4 вышеуказанного Закона (об НДС – прим. авт.)».

3. У лизингополучателя возникает право на налоговый кредит в сумме «остаточного» НДС, уплаченного лизингодателю при выкупе объекта лизинга.

4. В том случае, когда в течение срока договора финансового лизинга лизингополучателем была выплачена вся балансовая стоимость объекта лизинга, то лизинговое имущество переходит в собственность лизингополучателя без дополнительных платежей. Вероятно, именно так следует толковать соответствующую норму абзаца третьего п. 1 ч. 1 ст. 4 Закона о лизинге.

То есть имеет место ситуация, когда вся балансовая стоимость объекта финансового лизинга была полностью возмещена лизингодателю лизинговыми платежами. Эти платежи не являются объектом обложения НДС согласно абзацу второму пп. 3.2.2 Закона об НДС. Таким образом, есть «продажа товаров» в понимании п. 1.4 Закона об НДС, однако льготируется по НДС вся «компенсация» (лизинговые платежи) за передачу права собственности на них «покупателю» (лизингополучателю). Следовательно, никакого «конечного» НДС при вступлении лизингополучателя в права собственности лизинговым имуществом не возникает.[17]

Закон об НДС жестоко обходится с международным лизингом[18], предписывая уплачивать НДСпо ставке 20 % с таможенной стоимости ввозимого лизингового имущества.

Как устанавливает пп. 3.1.2 Закона об НДС, операции по ввозу (пересылке) имущества по договорам аренды (лизинга) являются объектом обложения НДС. При этом не имеют значения ни вид лизинга (оперативный или финансовый), ни вид ввоза (временный или постоянный).

В целях налогового планирования лизингодателям-нерезидентам можно дать совет создавать дочерние украинские предприятия, которые будут выступать лизингодателями имущества, ввезённого как взносы иностранных учредителей в их уставные фонды. Согласно пп. 3.2.8 Закона об НДС в редакции Закона об инвестизменениях освобождаются от уплаты НДС операции по передаче основных фондов как взноса в уставный фонд юридического лица для формирования его целостного имущественного комплекса в обмен на эмитированные им корпоративные права, в том числе при ввозе основных фондов на таможенную территорию Украины (кроме подакцизных товаров). Под целостным имущественным комплексом подразумеваются активы, совокупность которых обеспечивает ведение отдельной предпринимательской деятельности на постоянной и регулярной основе и срок использования которых превышает двенадцать календарных месяцев.

2.3. Облигации предприятий, сберегательные сертификаты, финансовые векселя

Часть 1 ст. 10 Закона Украины «О ценных бумагах и фондовой бирже» от 18 июля 1991 г. № 1201-ХII с изменениями и дополнениями (далее – Закон о ЦБ) определяет облигацию как ЦБ, которая удостоверяет внесение её собственником денежных средств и подтверждает обязательство возместить ему номинальную стоимость этой ЦБ в предусмотренный в ней срок с выплатой фиксированного процента (если другое не предусмотрено условиями выпуска). Согласно ч. 4 ст. 10 Закона о ЦБ облигации предприятий выпускаются предприятиями всех предусмотренных законом форм собственности, объединениями предприятий, акционерными и другими обществами и не дают их собственникам права на участие в управлении.

В соответствии с ч. 1 ст. 18 Закон о ЦБ сберегательный сертификат является письменным свидетельством банка о депонировании денежных средств, которое удостоверяет право вкладчика не получение после окончания установленного срока депозита и процентов по нему.

Согласно ч. 1 ст. 21 Закона о ЦБ вексель – это ЦБ, которая удостоверяет безусловное денежное обязательство векселедателя уплатить после наступления срока определённую сумму денег собственнику векселя (векселедержателю).

Как было указано ранее, финансовые векселя (т. е. не имеющие «товарного наполнения», а опосредующие долговые отношения) имеют право эмитировать только Кабмин, НБУ и коммерческие банки.

Правоотношения по уплате налога на прибыль при проведении налогоплательщиками операций по привлечению капитала при помощи долговых инструментов (в том числе с использованием ЦБ) регулируются п. 7.9 Закона о прибыли, который носит название «Налогообложение операций с долговыми требованиями и обязательствами».

Суммы средств, полученные налогоплательщиком в результате размещения своих облигаций, сберегательных сертификатов и финансовых векселей, не включаются в его валовой доход. Согласно введённой Законом об инвестизменениях новой редакции абзаца третьего пп. 7.9.1 Закона о прибыли не включаются в валовой доход и не подлежат налогообложению, в частности, средства, привлечённые в депозит (вклад), в том числе путём выпуска сберегательных (депозитных) сертификатов, или на другие срочные или доверительные счета, в том числе путём эмиссии (выпуска) облигаций и векселей.

Так как в приведённой норме Закона о прибыли речь идёт о депозитных (вкладных), срочных и доверительных счетах, можно сделать вывод, что её положения касаются привлекающих активы эмитентов ЦБ – банков. Однако, в соответствии с ч. 4 ст. 10 Закона о ЦБ такие ЦБ как облигации могут выпускаться не только банками, но и любыми другими предприятиями.

Для обоснования своего права не включать в валовой доход активы, полученные от размещения собственных облигаций, таким предприятия следует воспользоваться пп. 4.1.1 Закона о прибыли. Согласно его положениям валовой доход включает общие доходы от продажи товаров (работ, услуг), в том числе вспомогательных и обслуживающих производств, которые не имеют статуса юридического лица, а также доходы от продажи ЦБ, кроме операций по их первичному выпуску (размещению) и операций по их конечному погашению (ликвидации).

Действие этой нормы полностью распространяется на облигации предприятий, не являющихся банками, так как Закон об инвестизменениях изложил в новой редакции пп. 7.9.3 Закона о прибыли. Предыдущая редакция пп. 7.9.3 Закона о прибыли содержала специальную норму, которая превалировала над общей нормой пп. 4.1.1 Закона о прибыли и обязывала эмитента включать в валовой доход активы, полученных в результате размещения своих облигаций. Теперь этой специальной нормы в Законе о прибыли нет, и в отношении облигаций предприятий действует «исключающая» норма пп. 4.1.1 Закона о прибыли.

Что касается приобретателя облигаций, сберегательных сертификатов и финансовых векселей, то он не включает в свой валовой доход основную сумму активов, полученных в результате погашения этих ЦБ. Согласно новой редакции абзаца третьего пп. 7.9.1 Закона о прибыли не включаются в валовой доход и не подлежат налогообложению, в частности, средства, полученные налогоплательщиком в связи с возвращением основной суммы депозита (вклада), в том числе путём погашения (выкупа) сберегательных (депозитных) сертификатов, или с других срочных или доверительных счетов, открытых другими лицами в пользу такого налогоплательщика, в том числе путём погашения облигаций и векселей.

Суммы средств или стоимость имущества, отчуждаемых налогоплательщиком в результате погашения своих облигаций, сберегательных сертификатов и финансовых векселей, не включаются в его валовые издержки. В соответствии с новой редакцией абзаца третьего пп. 7.9.1 Закона о прибыли не включаются в валовые издержки, в частности, средства или имущество, переданные налогоплательщиком в связи с возвращением основной суммы депозитов (вкладов), в том числе привлечённых путём выпуска сберегательных (депозитных) сертификатов, или средств с других срочных или доверительных счетов, в том числе путём погашения (выкупа) облигаций и векселей.

Соответственно в валовые издержки приобретателя указанных ЦБ не включаются суммы средств, передаваемые эмитенту в оплату таких ЦБ. Согласно новой редакции абзаца третьего пп. 7.9.1 Закона о прибыли не включаются в валовые издержки, в частности, средства, размещённые налогоплательщиком в депозит (вклад), в том числе путём приобретения сберегательных (депозитных) сертификатов, или на другие срочные и доверительные счета, открытые в пользу такого налогоплательщика, в том числе путём приобретения облигаций и векселей.

В соответствии с новой редакцией пп. 7.9.3 Закона о прибыли по процентным ЦБ, эмитированным налогоплательщиком, суммы процентов включаются в состав его валовых издержек в налоговый период, в течение которого была осуществлена или должна была быть осуществлена выплата таких процентов. По дисконтным ЦБ, эмитированным налогоплательщиком, балансовые убытки от их размещения относятся к составу его валовых издержек в налоговый период, в течение которого произошло погашение (выкуп) таких ЦБ.

Суммы процентов и дисконтов, уплаченные (предоставленные) приобретателю долговых ЦБ, включаются в состав его валового дохода согласно пп. 4.1.3 Закона о прибыли.

Закон об инвестизменениях устранил ряд проблем неоправданно высокого налогообложения долговых ЦБ и различного толкования норм Закона о прибыли в отношении таких ЦБ. Однако, соответствующие изменения положений Закона о прибыли действуют, начиная только с третьего квартала текущего года. То есть Закон об инвестизменениях не обладает ретроактивностью и не регулирует ранее возникшие налоговые правоотношения.

Поэтому целесообразно дать оценку подходам контролирующих органов к налогообложению операций с долговыми ЦБ, которые применялись и, по-видимому, будут применяться к ситуациям, сложившимся за период времени со вступления в силу действующей редакции Закона о прибыли по второй квартал текущего года включительно. Нелишним будет ознакомиться и с соответствующей антифискальной аргументацией.

Позиция налоговиков в отношении обложения НПП облигаций, сберегательных сертификатов и ЦБ, кроме ЦБ, удостоверяющих корпоративные права с ограниченным сроком действия, размещение и (или) погашение которых состоялось до вступления в силу Закона об инвестизменениях, заключается в том, что в валовой доход эмитента включается стоимость всех активов, полученных в результате размещения этих ЦБ.

Такой порядок налогообложения указанных долговых инструментов носит ярко выраженный фискальный характер. Это послужило причиной значительного сокращения финансовых ресурсов субъектов хозяйствования, привлекающих капитал путём выпуска облигаций, сберегательных сертификатов и финансовых векселей, и отказу от активного использования этих инструментов.

Так, если в 1997 г. общий объём зарегистрированных эмиссий корпоративных облигаций составил 116,4 млн. гривен, в том числе в первом полугодии (до вступления в силу действующей редакции Закона о прибыли) - свыше 102 млн. гривен, то в 1998 г. - всего 6,2 млн. гривен, то есть сократился почти в 19 раз!

Не лучшая ситуация сложилась и в отношении выпуска банками сберегательных сертификатов и финансовых векселей. Часть ЦБ собственного долга в структуре «чистых» обязательств коммерческих банков составляет около 1,4 % к итогу.

Однако, сопоставление даже старой редакции (до Закона об инвестизменениях) пп. 7.9.3 Закона о прибыли с другими положениями этого нормативного акта позволяет обосновать антифискальную позицию в вопросе налогообложения долговых ЦБ.

Анализируя состав «доходов, полученных налогоплательщиком от продажи (размещения) эмитированных им облигаций, сберегательных сертификатов и ценных бумаг, кроме ценных бумаг, удостоверяющих корпоративные права с ограниченным сроком действия», можно выделить в таких доходах две составляющие:

1) номинальную стоимость этих ЦБ;

2) различные комиссионные платежи (вознаграждения), уплачиваемые эмитенту в связи с продажей (размещением) этих ЦБ (оплата услуг по оформлению прав собственности на ЦБ, т. п.).

В пп. 4.1.1 Закона о прибыли определено, что валовой доход, в частности, включает доходы от продажи ЦБ, «кроме операций по их первичному выпуску (размещению) и операций по их окончательному погашению (ликвидации)». Таким образом, в валовой доход эмитента необходимо включать только разницу между общей суммой, полученной от приобретателя долговых ЦБ, которые размещаются эмитентом, и номинальной стоимостью этих ЦБ, то есть сумму второй из указанных составляющих всех доходов налогоплательщика от эмиссии ЦБ.

Изложенная точка зрения отражена в письме Комитета по вопросам финансов и банковской деятельности Верховной Рады Украины (далее - Комитет ВР) «Об отдельных вопросах применения налогового законодательства» от 29 марта 1999 г. № 06-10/200. В абзаце десятом этого письма Комитет ВР указывает, что средства и имущество, полученные эмитентом ЦБ во время размещения собственных ЦБ, не могут считаться валовым доходом эмитента, а являются по своей природе заёмными средствами.

Далее Комитет ВР разъясняет, что доходом эмитента ЦБ при продаже (размещении) эмитированных им облигаций, сберегательных (депозитных) сертификатов и других ЦБ (кроме ЦБ, удостоверяющих корпоративные права с ограниченным сроком действия), которые включаются в состав валового дохода такого налогоплательщика в налоговый период, в течение которого произошла такая продажа (размещение), считается разница (премия) между размером полученных во время размещения средств и имущества и совокупной номинальной стоимостью размещённых ЦБ, если номинальная стоимость размещённых ЦБ меньше размера полученных средств и имущества.

Приведённая выше аргументация справедлива в отношении процентных ЦБ. Что касается размещения дисконтных ЦБ, то составляющими дохода эмитента в этом случае являются:

1) номинальная стоимость этих ЦБ, уменьшенная на сумму дисконта (скидки), который предоставляется при приобретении ЦБ;

2) различные комиссионные платежи (вознаграждения), уплачиваемые эмитенту в связи с продажей (размещением) этих ЦБ.

Таким образом, в валовой доход эмитента дисконтных долговых ЦБ необходимо включать только разницу между общей суммой, полученной от их приобретателя, и уменьшенной на сумму дисконта номинальной стоимостью этих ЦБ, то есть сумму второй составляющей всех доходов налогоплательщика от эмиссии дисконтных ЦБ.

Можно утверждать, что такую позицию по отношению к налогообложению дисконтных ЦБ занимает и Комитет ВР. Последний абзац уже упоминавшегося письма Комитета ВР гласит: «Расходами эмитента ценных бумаг в связи с погашением номинальной стоимости эмитированных им облигаций, сберегательных (депозитных) сертификатов и других ценных бумаг с ограниченным сроком действия (кроме дисконтных ценных бумаг)[19], которые включаются в состав валовых издержек эмитента в налоговый период, в течение которого произошло или должно произойти такое погашение, считается разница (дисконт) между совокупной номинальной стоимостью размещённых ценных бумаг и размером полученных во время размещения средств и имущества, если номинальная стоимость размещённых ценных бумаг больше размера полученных средств и имущества».

Анализируя текст письма, приходим к выводу, что Комитет ВР объединяет в понятии «размер полученных во время размещения средств и имущества» сумму всех указанных выше составляющих дохода эмитента от продажи дисконтных долговых ЦБ. Валовыми издержками эмитента при погашении таких ЦБ предлагается считать разницу между их номинальной стоимостью и всем доходом (всеми составляющими дохода), ранее полученным эмитентом от размещения этих ЦБ.

Таким образом, Комитет ВР предлагает не компенсировать вторую составляющую дохода эмитента от размещения долговых дисконтных ЦБ путём включения её суммы в состав валовых издержек эмитента при погашении таких ЦБ. Следовательно, этой составляющей придаётся статус валового дохода эмитента.[20]

В соответствии с абзацем первым пп. 3.2.1 Закона об НДС операции по выпуску (эмиссии), размещению в какие-либо формы управления и продаже за средства ЦБ, которые выпущены в обращение (эмитированы) субъектами предпринимательской деятельности, не являются объектом обложения НДС.[21] Достаточно редкий случай в отечественном фискальном законодательстве: отсутствие обязанности уплачивать НДС по операциям с указанными долговыми инструментами вытекает также из пп. 3.2.4 и абзаца второго пп. 3.2.5 Закона об НДС.

2.4. Совместная деятельность

Часть 1 ст. 430 ГК определяет, что по договору о совместной деятельности стороны обязуются совместно действовать для достижения общей хозяйственной цели. Согласно ст. 432 ГК участники совместной деятельности производят взносы деньгами или другим имуществом либо трудовым участием.

Денежные или иные имущественные взносы участников договора, а также имущество, созданное или приобретённое в результате их совместной деятельности, являются их общей собственностью. Участник договора о совместной деятельности не вправе распоряжаться своей долей в общем имуществе без согласия остальных участников договора.

Подпункт 7.7.2 Закона о прибыли устанавливает, что учёт результатов совместной деятельности ведётся налогоплательщиком, уполномоченным на это другими сторонами согласно условиям договора, отдельно от учёта хозяйственных результатов такого налогоплательщика. Выплаты части дохода, полученного участниками от совместной деятельности, приравниваются к выплатам дивидендов согласно соответствующим положениям Закона о прибыли. Это предполагает ставку налогообложения 30 %.

В случае, когда доходы от совместной деятельности не распределяются в течение отчётного периода с целью налогообложения,они считаются распределёнными между участникамисогласно условиям договора о совместной деятельности на конец такого отчётного периода и подлежат налогообложению в порядке, предусмотренном Законом о прибыли для налогообложения дивидендов.

Подпункт 4.2.11 Закона о прибыли устанавливает, что не включаются в состав валовых доходов налогоплательщиков доходы от совместной деятельности на территории Украины без создания юридического лица, которые обложены налогом в порядке, предусмотренном Законом о прибыли для налогообложения дивидендов.

Согласно пп. 4.2.5 Закона о прибыли денежные или имущественные взносы согласно договорам о совместной деятельности на территории Украины без создания юридического лица не включаются в состав валового дохода от такой деятельности. Участники совместной деятельности не могут отнести суммы средств и стоимость имущества, составляющие их вклады в такую деятельность, на свои валовые издержки.

Так как договоры о совместной деятельности не предусматривают передачу права собственности на имущество (взносы участников совместной деятельности) другим лицам, то согласно абзацу второму п. 1.4 Закона об НДС операции в пределах этих договоров не являются продажей товаров. Следовательно, взносы участников совместной деятельности не облагаются НДС.

Участникам совместной деятельности необходимо обратить внимание на абзац пятый, которым Закон об инвестизменениях дополнил пп. 3.2.8 Закона об НДС: «При осуществлении общей (совместной) деятельности передача товаров (работ, услуг) на баланс налогоплательщика, уполномоченного договором вести учёт результатов такой общей деятельности, считается продажей таких товаров (работ, услуг)». Соответственно, в такой ситуации возникает объект обложения НДС.

Чтобы избежать требований налоговых органов по уплате НДС, необходимо помнить, что одному из участников совместной деятельности лишь поручается ведение общих дел участников договора (ст. 431 ГК). Для этого такой участник должен вести отдельный бухгалтерский и налоговый учёт операций, осуществляемых в рамках совместной деятельности.

2.5. Учреждение предприятия, отличного от акционерного общества

Выступая учредителем предприятия, лицо передаёт в собственность этого предприятия денежные средства, имущество или имущественные права. Таким образом субъект предпринимательской деятельности привлекает необходимые для его создания и деятельности активы, в результате чего формируется уставный фонд (капитал) юридического лица.

Взамен, в качестве компенсации за сделанный вклад, учредитель приобретает корпоративные права вновь созданного предприятия. По своей правовой природе корпоративные права юридического лица являются имущественными правами.

Согласно п. 1.8 Закона о прибыли корпоративные права – это право собственности на долю (пай) в уставном фонде (капитале) юридического лица, включая права на управление, получение соответствующей доли прибыли такого юридического лица, а также доли активов в случае его ликвидации в соответствии с действующим законодательством.

В соответствии с пп. 4.2.5 Закона о прибыли из валового дохода исключаются суммы средств или стоимость имущества, которые поступают налогоплательщику в виде прямых инвестиций или реинвестиций в корпоративные права, эмитированные таким налогоплательщиком. Как указывает абзац второй пп. 1.28.2 Закона о прибыли прямой инвестицией является хозяйственная операция, которая предусматривает внесение средств или имущества в уставный фонд юридического лица в обмен на корпоративные права, эмитированные таким юридическим лицом.

Учредитель не вправе включить в свои валовые издержки стоимость взноса в уставный фонд (капитал) предприятия. Если впоследствии учредительпроизведёт отчуждение полученных корпоративных прав, то совокупность операций по приобретению и уступке этих прав повлечёт за собой применение к финансовому результату такой деятельности положений п. 7.6 Закона о прибыли.

Данные нормы Закона о прибыли содержат специальное регулирование правоотношений, возникающих при налогообложении операций по торговле ЦБ и деривативами. Вместе с тем, пп. 7.6.5. Закона о прибыли указывает, что нормы п. 7.6 распространяются также на определение балансовых убытков или доходов, полученных налогоплательщиком от операций с корпоративными правами, которые выражены в формах, отличных от ЦБ.

Подпункт 3.2.8 Закона об НДС освобождает от уплаты НДС операции по передаче основных фондов в качестве взноса в уставные фонды юридических лиц для формирования их целостного имущественного комплекса в обмен на их корпоративные права, в том числе при ввозе основных фондов на таможенную территорию Украины (кроме подакцизных товаров) или их вывозе за пределы таможенной территории Украины. Под целостным имущественным комплексом подразумеваются активы, совокупность которых обеспечивает ведение отдельной предпринимательской деятельности на постоянной и регулярной основе и срок использования которых превышает двенадцать календарных месяцев.

Оплата корпоративных прав с использованием имущества, не входящего в состав основных фондов приобретателя таких прав, либо имущества, которое не может быть отнесено к основным фондам эмитента корпоративных прав, будет рассматриваться как продажа товаров (передаваемого имущества) иповлечёт обложение таких операций НДС согласно абзацу первому пп. 3.1.1 Закона об НДС.

2.6. Акции

Согласно ч. 1 ст. 4 Закона о ЦБ акция – это ЦБ без установленного срока обращения, которая удостоверяет долевое участие в уставном фонде акционерного общества, подтверждает членство в акционерном обществе и право на участие в управлении им, даёт право её собственнику на получение части дохода в виде дивиденда, а также на участие в распределении имущества при ликвидации акционерного общества.

С точки зрения своей правовой природы, нормативного содержания[22], акции являются документарным выражением корпоративных прав акционерного общества - эмитента. В соответствии с пп. 4.2.5 Закона о прибыли суммы средств или стоимость имущества, поступающие налогоплательщику в виде прямых инвестиций[23] или реинвестиций в корпоративные права, эмитированные таким налогоплательщиком, не включаются в состав его валового дохода.

Согласно пп. 4.2.9 Закона о прибыли также не являются валовым доходом предприятия суммы полученного налогоплательщиком эмиссионного дохода. Пункт 1.27 Закона о прибыли относит к эмиссионному доходу сумму превышения доходов, полученных предприятием от первичной эмиссии (выпуска) собственных акций и других корпоративных прав над номиналом таких акций (других корпоративных прав).

Акционер не вправе включить в свои валовые издержки сумму средств, а также стоимость имущества или имущественных прав, переданных эмитенту в качестве компенсации стоимости акций последнего. Если впоследствии акционер произведёт отчуждение этих акций, то совокупность операций по покупке и продаже этих ЦБ повлечёт за собой применение к финансовому результату такой деятельности положений п. 7.6 Закона о прибыли.

Также, следует учитывать фискальную направленность пп. 5.3.7 Закона о прибыли. Это норма запрещает включать в состав валовых издержекрасходы налогоплательщика на выплату эмиссионного дохода в пользу эмитента корпоративных прав.

Если приобретаемые акции оплачиваются денежными средствами или другими ЦБ, то такие операции подпадают под действие абзаца первого пп. 3.2.1 Закона об НДС. Согласно данному положению Закона об НДС не являются объектом обложения НДС операции по выпуску, размещению в какие-либо формы управления и продаже за средства ЦБ, которые выпущены в обращение (эмитированы) субъектами предпринимательской деятельности, а также обмену одних ЦБ на другие ЦБ.

В случае, когда для оплаты акций эмитенту передаётся имущество в виде основных фондов приобретателя акций или имущество, которое в последствии может быть отнесено к основным фондам эмитента, применяется абзац первый пп. 3.2.8 Закона об НДС. Эта норма освобождает от уплаты НДС операции по передаче основных фондов в качестве взноса в уставные фонды юридических лиц для формирования их целостного имущественного комплекса в обмен на их корпоративные права, в том числе при ввозе основных фондов на таможенную территорию Украины (кроме подакцизных товаров) или их вывозе за пределы таможенной территории Украины.

Оплата акций с использованием имущества, не входящего в состав основных фондов приобретателя акций, либо имущества, которое не может быть отнесено к основным фондам эмитента, будет рассматриваться как продажа товаров и повлечёт обложение такихопераций НДС согласно абзацу первому пп. 3.1.1 Закона об НДС.

2.7. Инвестиционные сертификаты инвестиционных фондов и инвестиционных компаний

Согласно абзацу девятому п. 2 раздела 1 Положения об инвестиционных фондах и инвестиционных компаниях (с изменениями и дополнениями), утверждённого Указом Президента Украины от 19 февраля 1994 г. № 55/94, (далее – Положение об ИФ и ИК) инвестиционные сертификаты являются ЦБ, которые выпускаются исключительно инвестиционными фондами (далее – ИФ) или инвестиционными компаниями (далее – ИК) и дают право их собственнику на получение дохода в виде дивидендов.

Закон об инвестизменениях существенно облегчил налоговое бремя для ИФ и ИК, чем повысил привлекательность инвестиционного сертификата как инструмента получения паевого капитала.

Новая редакция пп. 4.2.8 Закона о прибыли предписывает не включать в состав валового доходапредприятия средства совместного инвестирования ИФ и ИК в следующем случае: если ни один из их учредителей (участников, акционеров) и связанных с ними лиц не владеет более чем 25 % уставного фонда таких ИФ и ИК, при условии что такие ИФ и взаимные фонды ИК в течение 30 дней после предоставления годового налогового отчёта распределяют между акционерами (учредителями) не менее чем 90 % суммы годового дохода от инвестиционных операций. В соответствии с абзацем десятым п. 2 раздела 1 Положения об ИФ и ИК совместное инвестирование - это деятельность, которая осуществляется в интересах и за счёт учредителей и участников ИФ путем выпуска инвестиционных сертификатов и проведения коммерческой деятельности с ЦБ.

Суммы средств, полученные налогоплательщиком в результате размещения своих инвестиционных сертификатов, не включаются в его валовой доход. Согласно введённой Законом об инвестизменениях новой редакции абзаца третьего пп. 7.9.1 Закона о прибыли не включаются в валовой доход и не подлежат налогообложению, в частности, средства, привлечённые налогоплательщиком на срочные или доверительные счета, в том числе путём эмиссии (выпуска) инвестиционных сертификатов.

Что касается приобретателя инвестиционных сертификатов, то он не включает в свой валовой доход основную сумму активов, полученных в результате погашения этих ЦБ. Согласно новой редакции абзаца третьего пп. 7.9.1 Закона о прибыли не включаются в валовой доход и не подлежат налогообложению, в частности, средства или имущество[24], полученные налогоплательщиком в связи с возвращением основной суммы депозита (вклада) со срочных или доверительных счетов, открытых другими лицами в пользу такого налогоплательщика, в том числе путём погашения инвестиционных сертификатов.

Суммы средств или стоимость имущества, отчуждаемых налогоплательщиком в результате погашения своих инвестиционных сертификатов, не включаются в его валовые издержки. В соответствии с новой редакцией абзаца третьего пп. 7.9.1 Закона о прибыли не включаются в валовые издержки, в частности, средства или имущество, возвращаемые со срочных или доверительных счетов, в том числе путём погашения (выкупа) инвестиционных сертификатов.

Соответственно в валовые издержки приобретателя указанных ЦБ не включаются суммы средств, передаваемых эмитенту в оплату таких ЦБ. Согласно новой редакции абзаца третьего пп. 7.9.1 Закона о прибыли не включаются в валовые издержки, в частности, средства, переданные налогоплательщиком на срочные и доверительные счета, открытые в пользу такого налогоплательщика, в том числе путём приобретения инвестиционных сертификатов.

Приведённые выше положения Закона о прибыли в отношении инвестиционных сертификатов действуют, начиная только с третьего квартала текущего года. Что же касается операций с этими ЦБ, которые проводились ранее, до вступления в действие Закона об инвестизменениях, то обложение таких операций НПП осуществляется по старым нормам Закона о прибыли.

Эти нормы весьма противоречивы и, в целом, носят ультрафискальный характер. Целесообразно рассмотреть их, равно как и позицию ряда фискальных органов в вопросе налогообложения инвестиционных сертификатов по старым правилам.

Ряд налоговых органов требуют от ИФ и ИК включать средства, полученные этими субъектами от реализации своих инвестиционных сертификатов, в валовые доходы ИФ и ИК на основе пп. 7.9.3 Закона о прибыли (в старой редакции).

В соответствии с абзацем первым этой нормы доходы, полученные налогоплательщиком от продажи (размещения) эмитированных им облигаций, сберегательных сертификатов и ЦБ, кроме ЦБ, удостоверяющих корпоративные права с ограниченным сроком действия, включаются в состав валового дохода такого налогоплательщика в налоговый период, в течение которого произошла такая продажа (размещение). Налоговики причисляют инвестиционные сертификаты к являющимся объектом абзаца первого пп. 7.9.3 Закона о прибыли «ценным бумагам, кроме ценных бумаг, удостоверяющих корпоративные права с ограниченным сроком действия».

Пункт 7.9 Закона о прибыли, в который входит приведённая норма, регулирует налогообложение операций с долговыми требованиями и обязательствами. Следовательно, действие абзаца первого пп. 7.9.3 Закона о прибыли должно распространяться только на долговые ЦБ. Однако, инвестиционные сертификаты являются не долговыми, а паевыми ЦБ. Такая природа инвестиционного сертификата отражена в приведённом выше определении этой ЦБ, данном Положением об ИФ и ИК.

Отечественное законодательство (Закон о ЦБ, Закон Украины «О приватизационных бумагах» от 6 марта 1992 г. № 2173-XII с изменениями и дополнениями, а также Положение об ИФ и ИК) предусматривает ЦБ такой экономическо-правовой природы:

1) долговые, которые удостоверяют заёмные права (облигации внутренних республиканских и местных займов, облигации предприятий, казначейские обязательства республики, сберегательные сертификаты, векселя);

2) паевые, удостоверяющие право участия в управлении, в получении доходов или имущества:

- корпоративные, удостоверяющие все указанные права (акции);

- инвестиционные, удостоверяющие право на получение доходов (инвестиционные сертификаты ИФ и ИК);

- приватизационные, дающие право на безоплатное приобретение государственного имущества (приватизационные бумаги, к которым относятся только приватизационные имущественные сертификаты).

Возможно, формулировкой «кроме ценных бумаг, удостоверяющих корпоративные права с ограниченным сроком действия» законодатель как раз и хотел исключить из сферы действия пп. 7.9.3 Закона о прибыли доходы налогоплательщиков - ИФ и ИК от размещения собственных инвестиционных сертификатов.

Едва ли эту попытку можно считать удачной. Весьма проблематично доказать, что инвестиционные сертификаты удостоверяют корпоративные права в том понимании этих прав, которое приводится в п. 1.8 Закона о прибыли. В частности, инвестиционные сертификаты не являются свидетельством«права собственности на часть (пай) в уставном фонде (капитале) юридического лица, включая права на управление… такого юридического лица».

Предприятие, которое приобрело инвестиционный сертификат ИФ или ИК, (участник) не может включить стоимость такого приобретения в свои валовые издержки.

Очевидными являются отрицательные последствия такого чрезмерного налогообложения в области совместного инвестирования, осуществляемого ИФ и ИК. Если к началу 1998 г. общий объём зарегистрированных выпусков инвестиционных сертификатов составлял 1 470,8 млн. гривен, то на протяжении 1998 г. общая сумма эмиссии инвестиционных сертификатов едва превысила 4 млн. гривен.

Операции по выпуску (эмиссии) инвестиционных сертификатов, их размещению в какие-либо формы управления и продаже за денежные средства, а также обмену инвестиционных сертификатов на другие ЦБ не образуют объекта обложенияНДС (прямая норма абзаца первого пп. 3.2.1 Закона об НДС). Обмен инвестиционных сертификатов на имущество, не являющееся ЦБ, будет рассматриваться как продажа товаров и повлечёт обложение таких операций НДС согласно абзацу первому пп. 3.1.1 Закона об НДС.

2.8. Некоторые выводы о возмездном капитале

Налогообложение оказывает существенное влияние на выбор формы привлечения возмездного капитала. В настоящее время к минимальному уровню сведён выпуск субъектами хозяйствования таких ЦБ, как облигации и инвестиционные сертификаты ИФ и ИК. Банки значительно снизили объёмы эмиссий сберегательных сертификатов и финансовых векселей, а также уменьшили проценты и дисконты по этим финансовым инструментам. Обязательное ежеквартальное распределения доходов от совместной деятельности во многом лишает её инвестиционной привлекательности.

Невозможность отнесения на валовые издержки акционеров - юридических лиц стоимости приобретаемых ими акций приводит к оттоку капитала с фондового рынка. Предприятия-эмитенты лишаются источника дешёвого финансирования. Спорность и неурегулированность налогообложения финансового лизинга негативно воздействует на целые отрасли экономики, такие как транспорт, машиностроение, агропромышленный комплекс.

К популярным налоговым оптимизациям в сфере привлечения возмездного капитала относятся, например, замена финансового лизинга на оперативный с последующей продажей лизингового имущества лизингополучателю по остаточной балансовой стоимости. Интересной альтернативой лизингу может быть совместная деятельность на базе «объекта лизинга» или даже учреждение предприятия с внесением «лизингодателем» такого имущества в уставный фонд и последующим приобретением этого предприятия «лизингополучателем».


[1] Согласно пунктам 1.1 и 1.2 Положения о выпуске акций при реорганизации этот нормативный акт определяет особенности порядка регистрации выпуска акций и информации об их эмиссии, а также предоставления в ГКЦБФР отчёта о результатах обмена акций при реорганизации (слиянии, присоединении, разделении, выделении, преобразовании) акционерных обществ в соответствии со статьями 34 и 36 Закона о предприятиях и ст. 19 Закона о хозобществах за исключением преобразования государственных предприятий, коммунальных предприятий и предприятий со смешанной формой собственности в открытые акционерные общества в процессе приватизации и корпоратизации.

[2] Упоминание долей, на которые обмениваются акции присоединяемого общества, и долей, которые обмениваются на акции общества-правопреемника, видимо, предполагает ситуацию, где наряду с акционерным обществом участником процесса реорганизации является общество с ограниченной или дополнительной ответственностью. Таким образом, действие Положения о выпуске акций при реорганизации распространяется и на последние два вида обществ в ряде случаев реорганизаций с их участием.

[3] К сожалению, ни Закон об НДС, на Закон о прибыли (ряд терминов которого используется в Законе об НДС согласно отсылочной норме п. 1.11 последнего) не дают определения «компенсация». В этой ситуации п. 4.1 Закона об НДС является наиболее продуктивным для «косвенного метода» нахождения того значения термина «компенсация», в котором законодатель использует данный термин в Законе об НДС.

[4] В Законе об НДС также отсутствуют определения материальных и нематериальных активов. Такие термины разъясняются в Законе о прибыли (соответственно подпункты 1.1 и 1.2), однако сфера их применения ограничивается только этим нормативным актом (абзац первый ст. 1 Закона о прибыли), а п. 1.11 Закона об НДС не вводит их в правовое поле Закона об НДС.

[5] Кроме того, согласно п. 4.1 Закона об НДС «компенсация» производится для уплаты «договорной (контрактной) стоимости», то есть происходит в рамках договорных отношений участников операции. Как было показано выше, одним из основных документов, оформляющих реорганизацию, выступает договор о присоединении (слиянии) между присоединяемым предприятием и предприятием-правопреемником (сливающимися предприятиями). Это является ещё одним аргументом в пользу правомерности даваемой автором трактовки термина «компенсация» в абзаце первом пп. 3.2.8 Закона об НДС.

[6] В данном письме рассматривается реорганизация предприятия путём его слияния с другим предприятием. Однако, это ничего не меняет с точки зрения налогового статуса любых операций по реорганизации согласно Закону об НДС.

[7] Ряд терминов, используемых в Законе об НДС, определён в Законе о прибыли и применяется в налоговых отношениях по НДС согласно отсылочной норме п. 1.11 Закона об НДС.

[8] Это, в частности, вытекает из применимости согласно ч. 2 ст. 324 ГК к безвозмездному пользованию имуществом ряда статей главы 25 ГК «Имущественный найм».

[9] Напомним, что в соответствии со ст.19 Конституции Украины «никто не может быть принуждён делать то, что не предусмотрено законодательством».

[10] Так как инвестиционный налоговый кредит является не коммерческой операцией предприятия по привлечению капитала, а административным актом государственного органа по отсрочке уплаты налога, этот вид кредита не рассматривается в данном исследовании.

[11] Следует учитывать, что в соответствии с пп. 1 п. 2 раздела I Закона Украины «О внесении изменений в некоторые законы Украины с целью стимулирования инвестиционной деятельности» от 15 июля 1999 г. № 977-XIV (далее – Закон об инвестизменениях) к процентам больше не относится платёж за использование имущества, полученного в пользование (арендные, в том числе лизинговые и рентные операции). Однако, согласно п. 1 раздела II этого нормативного акта Закон об инвестизменениях вступает в действие со дня его опубликования и его положения должны применяться налогоплательщиками при определении налоговых обязательств по результатам отчётного (налогового) периода, на который приходится дата вступления в действие этого закона. Так как Закон об инвестизменениях опубликован 21 августа 1999 г. (газета «Урядовий кур’єр», № 157, стр. 14), то его нормы применяются при определении налоговых обязательств, начиная с третьего квартала текущего года. Те правоотношения, которые возникли до указанной даты, регулируются в соответствии с предыдущей редакцией положений Закона о прибыли, изменённых Законом об инвестизменениях.

[12] Редакция данной нормы Закона о прибыли, предшествовавшая Закону об инвестизменениях, содержала формулировку «под процент».

[13] До вступления в действие Закона об инвестизменениях пп. 5.5.1 Закона о прибыли содержал прямое указание на включение расходов, связанных с выплатой или начислением арендной платы, в состав валовых издержек налогоплательщика.

[14] До вступления в действие Закона об инвестизменениях абзац пятый п. 1.10 Закона о прибыли давал данной части лизингового платежа собирательное наименование «процент».

[15] Трактовка отнесения частей лизинговый платежей на валовые доходы и валовые издержки, отличающаяся от изложенной выше, приведена в статье А. Ефимова «Так относится ли лизинговый платёж на валовые расходы?» (приложение «Б., П., Н., К.», 1999 г., № 10, стр. 103 – 109). Содержащиеся в указанной статье рекомендации безусловно ценны и заслуживают внимания. Вследствие узости и противоречивости нормативной базы лизинга любые точки зрения по рассматриваемым вопросам имеют право на жизнь и могут оказать помощь в практической деятельности.

[16] Согласно ч. 1 ст. 191 ГК по договору поручительства поручитель обязывается перед кредитором другого лица нести ответственность за выполнение им своего обязательства в полном объёме или в части.

[17] Такая операция более сложна и уязвима с позиций «безоплатного предоставления товаров» п. 1.4 Закона об НДС и, как следствие, начисления налоговиками НДС на первоначальную стоимость объекта лизинга, указанную в соответствующем договоре. Поэтому безопаснее «выкупать» имущество по символической «остаточной балансовой стоимости», скажем, в 1 гривну.

[18] Пункт 3 ч. 2 ст. 4 Закона о лизинге определяет международный лизинг как договор лизинга, осуществляемого субъектами лизинга, находящимися под юрисдикцией различных государств, а также в случае если имущество или платежи пересекают государственные границы.

[19] Совершенно непонятная исключающая оговорка. Последующий текст прямо указывает на то, что Комитет ВР рассуждает именно о дисконтных ЦБ.

[20] Детальный анализ обложения НПП таких долговых ЦБ, как сберегательные (депозитные) сертификаты проведён А. Ефимовым в статье «Доход или денежные средства?» (приложение «Б., П., Н., К.», 1999 г., № 21, стр. 76 – 78). Особую ценность этой статье придают сопровождающие её тексты решений арбитражных судов различных уровней, вынесенные по делу, предметом рассмотрения которого явилось определение состава доходов банка-эмитента от размещения сберегательных (депозитных) сертификатов.

[21] Редакция пп. 3.2.1 Закона об НДС, действовавшая до вступления в силу Закона об инвестизменениях, содержала менее объёмную формулировку «выпуску, размещению и продаже за средства ценных бумаг, эмитированных (выпущенных в обращение) субъектами предпринимательской деятельности». Тем не менее, и в такой редакции пп. 3.2.1 Закона об НДС устранял обложение рассматриваемых операций НДС.

[22] В отличие от формы выпуска этих ЦБ, которая может быть как документарной, так и бездокументарной.

[23] Что, как указано в абзаце втором пп. 1.28.2 Закона о прибыли, предусматривает внесение средств или имущества в уставный фонд юридического лица в обмен на корпоративные права, эмитированные таким юридическим лицом.

[24] В соответствии с абзацем шестым п. 29 Положения об ИФ и ИК для расчётов ИФ и взаимных фондов ИК с их участниками по согласию последних могут использоваться ЦБ, которые находятся в активах фондов, кроме инвестиционных сертификатов других фондов и векселей.



Архів новин

Пошук за

Практики:
Індустрії:
Пошук

Архів публікацій